Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама
ящик пластиковый складной универсальный.

Легенда о Шугёку, красной жемчужине
Глава 1: Ребёнок-демон



- Ты гляди там, поосторожней, - с тревогой напутствовала мать, передавая сыну большую корзину.
Мальчик закинул её на худенькие плечи и присел от тяжести - корзина была доверху набита ямсом.*
- Прости, родной… Мне бы пойти вместо тебя…
Мальчик бросил взгляд на выпирающий живот матери и, упрямо сжав зубы, замотал головой - судя по всему, прибавления в их семье надо было ожидать со дня на день.
- Будь там поаккуратней, хорошо? Особенно, когда станешь возвращаться.
Мальчик кивнул и, пошатываясь, зашагал по дороге. Его беременная мать только устало вздохнула, глядя ему вслед. Её сыну уже исполнилось десять, а он всё ещё оставался маленьким и слабым.
В крестьянских селениях, как их собственное, едва ребёнок начинал ходить и понимать, что ему говорят взрослые, - он начинал работать. А многим десятилетним мальчикам приходилось вкалывать почти наравне со своими отцами. Например, как детям их соседей Сай, которые трудились не покладая рук.
Глядя, как её маленький сын уходит, согнувшись под тяжестью корзины, женщина прошептала:
- Ну, ничего, ничего… Всё равно он у меня славный мальчик, - она нежно улыбнулась и добавила: - А ещё он тот, кто спасёт эту страну от гибели.
Неожиданно её красивое лицо потемнело от боли:
- А… Н-н… Начинается… Дорогой… Дорогой!..
Поскольку это были уже четвёртые её роды, женщина особенно не волновалась. Обхватив живот, Соу Югетсу, осторожно ступая, пошла к полю за их домом, где работал её муж, Кьюен.
Селение Хакко* Империи Конан располагалась в горах, в префектуре Дзюсо и представляла собой маленькую крестьянскую общину, в которой насчитывалось не больше сотни человек. Её жители выращивали ямс и соевые бобы, а потом продавали их в соседние города, ухитряясь таким образом как-то сводить концы с концами. В тот день мальчик как раз отправился на рынок вместо своей матери.
Тяжёлая плетёнка врезалась в плечи, но мальчик, сжав зубы и опустив голову, упрямо шёл вперёд. Он уже добрался почти до конца селения, как вдруг…
- А-а-а!
Кто-то с силой дёрнул корзину, и мальчик упал на спину. Вывалившийся ямс покатился по земле. Над мальчиком нарисовались четыре ухмыляющиеся чумазые физиономии. Все они принадлежали крестьянским детям из того же селения. Посередине стоял высокий крепкий мальчишка.
- Так тебе и надо, за то что еле плетёшься!
Это был Сай Юма, сын их соседей. Несмотря на то, что оба мальчика были ровесниками, Юма был гораздо сильнее, и даже ребята на два или три года старше предпочитали с ним не связываться.
Лежащего на земле мальчика охватил гнев.
- Ой-ой-ой, вот он снова появился! "Демон" сорвался с привязи! – глумливо усмехнулся Юма, глядя на его лоб.
- Слушай, а ты точно один из Хранителей Сузаку? Как-то слабо верится, что им может быть такой заморыш и рохля, как ты. Не, ты даже не "демон" - ты просто "чудо-юдо"*!
- Ха-а-а! Чудо-юдо, чудо-юдо, чудо-ю-ю-ю-юдо-о-о-о! – заскандировали, подхватывая своего вожака, остальные.
Затем все четверо принялись пинать между собой рассыпавшийся ямс.
- Прекратите! Отдайте назад!
- Если он тебе нужен, иди и забери. Ты ведь, вроде как, один из Семи Хранителей? А может, ты просто тупое чудо-юдо? Ха-ха-ха-ха!
Мальчик с красным горящим символом на лбу только беспомощно метался от одного хулигана к другому, пытаясь собрать свой драгоценный ямс. Он был готов расплакаться от собственного бессилия.
- Хе-хе-хе, чудо-юдо, чудо-юдо! Никакой ты не Хранитель! Ты нюня и тряпка!
Подзадориваемые Юмой, остальные мальчишки снова было начали скандировать "чудо-юдо", как вдруг неожиданно попадали на колени.
- Ой-ё-ё-ё-ёй!..
Один схватился за голову, другой за живот, а третий за спину.
Юма резко обернулся, чтобы посмотреть, что случилось, и недовольно проворчал:
- Снова ты?
Тот, кто ворвался, как ураган, и сшиб с ног его подхалимов, поднял на Юму свирепое и такое же чумазое лицо.
- Если сделаешь так ещё раз, с тобой будет то же самое! – гаркнул герой и принялся подбирать разбросанный ямс.
Юма фыркнул:
- Я всего лишь хотел помочь этому парню вытереть сопли.
Новоприбывший пропустил это "извинение" мимо ушей, и Юма снова заговорил:
- А ты чего не в поле? Дядя с тётей опять беситься будут. Те чё, наплевать, если нас сегодня без ужина оставят?
- Тц-ц-ц-ц-ц… - досадливо процедил герой. – Может, тебе самому тогда стоит туда заглянуть?
Подбросив клубень ямса, который он держал, в корзину, Юма вскочил на стоящую у дороги лошадь. Ни седла, ни уздечки на ней не было. Ухватившись за гриву, Юма яростно стукнул пятками по бокам:
- Но, Шун!
Услышав своё имя, лошадь снялась с места в галоп. Юма сидел на ней как влитой. Три его подхалима потянулись следом.
Собрав разбросанный ямс обратно в корзину, мальчик повернулся к своему спасителю:
- Спасибо. Извини, что так… вышло.
В ответ ему только покачали головой:
- Это мне надо извиняться. Просто Юма… Он просто завидует тебе.
- Завидует? Но почему?
- Ну, ты ведь один из Хранителей Сузаку…
На этот раз головой покачал уже мальчик.
- Я… Я не думаю, что могу быть одним из Семи Хранителей. Я слабый и драться совсем не умею. Уверен, что этот знак у меня на лбу просто какая-то ошибка.
С этими словами он машинально потёр лоб - яркий, сияющий символ "демон" уже исчез.
- Уверен? Ты же смог защитить свой ямс, верно? Я вот думаю, это тоже считается.
Мальчик опустил голову, гадая, так ли это на самом деле: ведь он даже не пытался дать отпор Юме и остальным, потому что знал, что всё равно проиграет.
Другое толкование символа "демон" действительно было "чудовище". Поэтому Юма и прозвал его "чудо-юдо", когда впервые увидел появившийся на лбу знак.
"Всё верно. Я всего лишь тупое, ни на что не годное чудище. Чудо-юдо…" – подумал мальчик.
- Кишуку?
Услышав своё настоящее имя, мальчик не сдержался и в отчаянии крикнул:
- Зачем только мама с папой меня так назвали?! С чего они решили, будто я Тамахоме*? Только из-за того, что я родился с этим знаком "демона" на лбу?! У меня нет никакого особого дара, и я ни на что не годен! Это просто стыдно… Да ещё меня все постоянно из-за этого дразнят…
- Кишуку…
Кишуку поднял лицо, изо всех сил стараясь не расплакаться:
- Я просто… Я просто ничтожество, Фука. Тебе постоянно приходится меня защищать. И в добавок ко всему ты младшая сестра Юмы… Младшая… Меня защищает девочка, которая младше меня! Что может быть унизительней?!
Кишуку вскинул корзину на плечи и быстро зашагал по дороге к городу.
- Младшая сестра? Девочка, младше него-о-о-о? - старик, наблюдавший за всем случившимся с верхушки растущего рядом дерева, задумчиво потёр подбородок.
На его взгляд, поборник справедливости, примчавшийся на выручку пареньку и так бойко отчитавший предводителя хулиганов, ничем не отличался от остальных чумазых мальчишек.
"Хотя, учитывая всю ту грязь, в которой возятся крестьянские дети, работая в поле, вряд ли существует значительная разница между их мальчиками и девочками", - подумал старик и, глядя на захудалое селение, прошептал:
- Так значит, это и есть Хранитель Сузаку, Тамахоме…
*

Солнце уже клонилось к закату, когда Соу Кишуку снова показался на дороге. С пустой корзиной ему шагалось значительно легче. В кулаке мальчик крепко сжимал вырученные от продажи ямса деньги. Почти у самого края селения его снова окружили несколько мальчишек. Эти были уже постарше предыдущих, да и выглядели не в пример опаснее.
- ЗдорОво, чудо-юдо!
- Куда топаешь, и чё тут у тя?
Собравшаяся шпана заметила крепко сжатую руку мальчика, и живое кольцо вокруг него мгновенно сжалось.
- Прекратите! – завопил Кишуку.
Но его кулак без труда разжали, и монеты со звоном покатились на землю.
Неожиданно среди мальчишек вырос отталкивающего вида мужчина. Это был Сай, сосед семьи Кишуку, он же дядя Юмы и Фуки. Сай наклонился и потянул руку к монетам.
- Что это ты делаешь?
Увидев возникшего перед ним из ниоткуда старика, Сай испуганно вскрикнул и, потеряв равновесие, с размаху сел на землю.
- Воровать нехорошо, знаешь ли. Особенно у такого бедного мальчонки, как этот.
Загорелый беловолосый старик с густой бородой мало походил на жителя Конан, да и одежда на нём была явно не из здешних краёв, а в ушах висели большие круглые серьги. Здорово ошарашив всех своим молниеносным появлением, таинственный незнакомец показался нападавшим кем-то вроде пришельца из другого мира. Сай и мальчишки, которые хотели отобрать у Кишуку деньги, так и замерли с раскрытыми ртами, разом забыв про всякие монеты. Единственный, на кого эффектное появление незнакомца не произвело никакого впечатления, был Кишуку. Старик перевёл на него заинтересованный взгляд: мальчик, не теряя времени, быстро подбирал и пересчитывал разбросанные монеты.
- Одна, две, три…
В тот момент для него больше ничего не существовало.
- Ффух, хорошо. Все на месте.
Когда Кишуку поднялся и повернулся, чтобы идти домой, старик похлопал его по плечу.
*

- Что? Так вы Токаки - один из Семи Хранителей Бьякко?!
Югетсу рванулась было с кровати, но её муж, Кьюен, заботливо уложил её обратно. Всего пару часов назад она родила их четвёртого ребёнка. Сейчас новорожденный крепко спал рядом с матерью.
- Я глубоко вам признателен. Моя жена вот-вот должна была родить, а я не мог бросить поле, и нам в первый раз пришлось послать Кишуку в город одного. Если бы вы не вмешались и не помогли ему, нам пришлось бы очень туго.
Отец Кишуку не переставал кланяться Токаки. Из-за его спины выглядывало ещё двое ребятишек: пятилетний Чуей и Гёкуран, едва начавшая ходить. Оба с чисто детским любопытством уставились на необычного гостя. Рядом, согнувшись от стыда, сидел их старший брат - Кишуку.
Токаки окинул взглядом жалкую лачугу, в которой жила семья из шести человек. У него самого и его жены Субару была только приёмная дочь, Ши Фанг.
- Здорово, наверное, иметь столько детей, - обратился он к хозяину дома.
- Да, это верно. Вот только прокормить такую ораву нелегко, - улыбнулся Кьюен.
Поскольку в крестьянской семье дети являлись ценой рабочей силой, забота о них была делом первостепенной важности, пока они не подрастут достаточно, чтобы начать помогать. Токаки подумал, что и без новорожденного детей было, пожалуй, многовато для такой бедной семьи, но, взглянув на всё ещё молодую и красивую Югетсу, понял, почему их так много.
- Ну-ну… Хорошо, когда муж и жена ладят друг с другом.
- Деда, а ты откуда? – вдруг подал голос младший мальчик, по-прежнему прячась за спиной отца.
- Деда… куда… - старательно повторила за ним девочка.
Токаки передёрнуло.
- Дед! Ну скажи, отку-у-у-уда? – снова протянул мальчик.
- Д-д… "Достопочтенный" – вот как ты должен ко мне обращаться! Я прибыл из страны под названием Сайро.
Услышав это, Югетсу опять приподнялась:
- О… Я слышала, что Бьякко был призван больше восьмидесяти лет назад. Но даже если это так, господин Токаки, вы выглядите необыкновенно молодо для своего возраста!
Не в силах устоять перед таким комплиментом, Токаки горделиво выпятил грудь:
- Да полно вам! То же самое я могу сказать и про вас, госпожа. Трудно поверить, что у вас уже четверо детей. Вы так молоды и красивы, что больше похожи на принцессу из сказки. Не сочтите с моей стороны за дерзость, но вы бы не согласились… - не договорив до конца, Токаки закашлялся, потому что в этот момент заметил устремлённый на себя взгляд мужа Югетсу, не сулящий ему ничего хорошего.
- А что привело вас сюда, господин Токаки? – спросил Кьюен, меняя тему.
Токаки потёр лоб.
- Хороший вопрос… С тех пор, как был призван Бьякко, мы жили самой обычной, ничем не примечательной жизнью. Наверное, я просто заскучал - захотелось побродить по свету, испытать новые впечатления, развеяться... Уверяю вас, это было совершенно спонтанное решение.
- Я почти вам завидую.
Токаки смущённо отмахнулся. Не мог же он и в самом деле признаться, что Субару надоело терпеть его постоянные заигрывания с другими женщинами, и она просто выставила его за дверь.
- Думаю, Сайро и в самом деле обрёл вечное счастье, которое пожелала для него его Жрица, - сказала Югетсу. – А вот положение Конан становится хуже с каждым днём. Возможно, поэтому и родился мой сын…
Тут, угрюмо молчавшего всё это время Кишуку прорвало:
- Мам, перестань! Я не Тамахоме! Юма и остальные постоянно ко мне пристают, а его младшая сестра то и дело меня выручает. Даже вы с отцом до конца не уверены, что я Тамахоме. Зачем вы вообще меня так назвали?!
- Кишуку… - беспомощно произнесла Югетсу.
Кьюен повернулся к сыну:
- Разве ты забыл, что я говорил тебе не так давно? Этот символ на твоём лбу означает, что у тебя особая судьба. Ты был рождён, чтобы защитить девушку, которая придёт из другого мира. Так что перестань плакать из-за каких-то хулиганов.
- Легко тебе говорить, а я… - Кишуку замотал головой, и на его лбу, словно в насмешку, ярко загорелся красный символ.
Двое малышей встревожено уставились на старшего брата.
"Этому мальчику, должно быть, жутко стыдно за то, что он не смог защитить свой ямс и деньги без помощи той девочки, Фуки, и моей, - подумал Токаки. - А ещё его наверняка угнетает необходимость жить согласно своему предназначению".
Словно прочитав его мысли, Кишуку крикнул:
- Папа, мама! Я хочу другое имя!
Его родители ахнули и резко повернулись к сыну.
- Потому что такой хлюпик, как я, никак не может быть одним из Хранителей Сузаку!
Тут Токаки поднял руку и решительно покачал головой.
- Нет, ты - настоящий ТАМАХОМЕ. В этом нет никаких сомнений.
Чувствуя огромный прилив гордости от того, с какой надеждой обратились к нему глаза всех членов семьи, Токаки повернулся и заговорил с отцом Кишуку:
- У меня есть к вам предложение. Позвольте мне заняться обучением вашего сына.
*

С того дня Токаки провёл в доме Кишуку почти полгода. Он днями напролёт тренировал мальчика, единственными сильными качествами которого были доброта и огромное чувство ответственности. Токаки обучал Кишуку не только боевым искусствам, но разным философским понятиям. А ещё он рассказывал ему о Бьякко.
Кто знает - возможно, роль учителя была в конечном итоге его истинным призванием. Токаки не мог нарадоваться, глядя, как благодаря ему мальчик меняется на глазах.
- Сенсей, научите меня ещё чему-нибудь! Сенсей! Сенсей!
Впервые почувствовав уверенность в собственных силах и радуясь этой перемене, Кишуку всё больше привязывался к Токаки, который, в свою очередь, тоже начал испытывать к нему отеческие чувства.
- Сенсей, а почему вы тогда сказали моим родителям, что я Тамахоме? – спросил однажды Кишуку.
- Потому что я знал, что даже если бы та девочка или я не пришли к тебе на помощь, ты всё равно смог бы защитить свой ямс и деньги.
- Что?!
- Я видел, что в тебе скрыта сила, благодаря которой ты сделаешь всё - как бы больно или трудно это ни было - чтобы защитить что-то, для тебя важное. В твоём случае главным была твоя семья.
- Сенсей…
- Понял? Поэтому на самом деле я учу тебя тому, как правильно управлять этой силой, чтобы впоследствии ты смог защитить свою Жрицу и страну.
Мальчик хмыкнул.
- Как-то не особо верится, что это когда-нибудь произойдёт - Жрица и всё такое…
- Может, ты и прав... В конце концов, тебе пока всего лишь десять. Ты вообще когда-нибудь влюблялся в девочку, а? – и Токаки заговорщически подтолкнул Кишуку локтем.
- Думаешь, у меня есть на это время? У меня голова больше забита тем, что бы поесть найти. Ты ведь понимаешь, в каком мы положении.
- Думаю, да, - помедлив, ответил Токаки.
Мало того, что в семье Соу появился новый ребёнок, теперь им приходилось кормить ещё и Токаки, а помощи от Кишуку было не много, поскольку всё его время уходило на тренировки. Но как бы ни было тяжело родителям Кишуку, они без колебаний приняли Токаки, не прося у него взамен ни монетки. Возможно, их поддерживала гордость за своего сына, который станет Хранителем Сузаку.
- И всё же позволь мне кое-что тебе сказать, - продолжил Токаки. - Девушки – это здорово. Их волосы приятно пахнут, у них нежная кожа и влажные губы, а взгляд их так и манит! Их души загадочны и непостижимы... И как же я могу забыть о самом главном: эта ложбинка между их грудей! Мммммм….
Токаки вытер потекшую слюну и, чтобы скрыть смущение, протянул руку похлопать Кишуку по спине. Но похлопать получилось один воздух, поскольку Кишуку к тому времени уже вовсю отрабатывал удары руками, неподалёку от замечтавшегося учителя.
- Сенсей, я не спорю, что девушки это, наверное, хорошо. Только мне всё равно. Самое главное в жизни – это деньги. Деньги делают людей счастливыми.
Кишуку резко прекратил бить воздух и с улыбкой обернулся к Токаки. Его учитель только устало покачал головой. Сколько он ни пытался заинтересовать Кишуку историями о своих любовных приключениях, мальчик оставался к ним совершенно равнодушен. Всё равно, что петь глухому. Или метать бисер перед свиньями.
- Или кидать золотые монеты кошке, - докончил Токаки вслух.
- Что?! Золотые монеты?! Где, где?! – подскочил Кишуку, услышав только часть про "золотые монеты".
- А, да забудь ты, - досадливо отмахнулся Токаки. – Ладно, нам с тобой ещё многому надо научиться. Давай-ка, попробуй на мне свою новую атаку.
С этими словами Токаки телепортировался на десять шагов от Кишуку и принял боевую стойку.
Чуть поодаль за их тренировкой следили две маленькие тени.
- А Кишуку в последнее время изменился, - прошептала Фука.
Юма скорчил презрительную гримасу:
- Ну да, как же! Такой же хилый и тощий, как всегда. Он говорит, этот дед Бьякко учит его, как стать достойным Хранителем Сузаку, но лично я не вижу, чтобы у него появились какие-то новые способности.
Фука искоса посмотрела на брата, отчаянно пытавшегося сохранить лицо. Кишуку, и правда, не мог делать такие поразительные вещи, как исчезать, появляясь в другом месте, или сбивать серьгой дичь на ужин, как это умел делать старик из Сайро. Но зато её друг с поразительной скоростью усваивал боевые искусства. Фука с удовлетворением подумала, что Кишуку и в самом деле особенный, - как она всегда и подозревала. К этому времени в селении уже не осталось никого, кто бы приставал к Кишуку или обзывал его "чудо-юдо". Даже Юма, который когда-то и наградил его этим прозвищем.
- Чёрт… Он думает, он теперь здесь самый крутой, - проворчал Юма.
Соу Кишуку был единственным мальчишкой в округе, которого Юме никак не удавалось запугать. Как бы он ни старался, Кишуку только молча сносил все его нападки, не поддавшись ни разу. Но больше всего Юму раздражало то, что Кишуку, похоже, и в самом деле был одним из Хранителей Сузаку. Раньше из-за того, что он был таким хилым, Юма легко мог с ним справится, но теперь, благодаря странному старику, Кишуку стал гораздо сильнее и увереннее. А ещё Юме не давало покоя то, что даже сейчас, когда Кишуку вполне мог за себя постоять, он ни разу не попытался ему отомстить за прошлые унижения.
- Ну, по крайней мере, тебе теперь не надо каждый раз его спасать, - выплюнул Юма.
- Я уверена, что однажды именно Кишуку спасёт нас всех, - сказала Фука, мечтательно глядя на тренирующегося мальчика, после чего перевела взгляд на собственные руки с ногтями, чёрными от въевшейся под них грязи.
- Тебе и правда так нравится это чудо-юдо?
Фука с негодованием посмотрела на брата:
- Неужели тебе безразлично, что в Конан всё больше становится таких детей, как мы?! Я просто хочу… Я хочу, чтобы Сузаку и его Хранители поскорее спасли страну, в которой мы живём!
Неожиданно их прервали.
- А я-то гадаю, куда они запропастились, а они, оказывается, тут бездельничают!
Обоих детей крепко ухватили за шиворот.
- Вы что, забыли, благодаря кому набиваете свои животы каждый день?!
Стоявшие над ними супруги Сай были вне себя от злости.
- Мало того Юма совсем от рук отбился, а теперь ещё ты, Фука?! Я тебе покажу, как нас не слушаться!
Женщина замахнулась, чтобы ударить Фуку, но Юма прыгнул между ними, загораживая сестру.
- Это я заставил её пойти со мной! – соврал он. - Можете бить меня, сколько захотите, но не трогайте её! Пожалуйста, тётя!
- Чёрт… - женщина с досадой опустила руку.
– Мы вас кормим и даём крышу над головой, а вы продолжаете звать нас "дядя" и "тётя"? – фыркнул её муж. - И что вы за дети такие?! Не успеешь отвернуться, как Юма уже где-то носится с мальчишками, а Фука такая грубая и чумазая, что больше похожа на обезьяну, чем на девочку. Сколько раз я уже успел пожалеть, что мы вас взяли!
В ответ Фука и Юма только молча кусали губы, сдерживаясь, чтобы не расплакаться. Да и как могли они называть "мать" и "отец" людей, которые из жадности заставляли их пахать целыми днями как на каторге? К слову, мысль подкараулить Кишуку и отнять у него деньги, тоже принадлежала их дяде.
Покончив с "воспитательной частью", супруги Сай грубо вытолкали детей в поле, с которого те и так почти не вылезали.
*

В тот вечер Югетсу устроила праздничный ужин, приготовив большие мясные булочки на пару.
- Нам удалось сегодня заработать больше, чем обычно, вот я и потратилась. Надеюсь, вам понравится.
Для семьи, где не привыкли есть ничего, кроме постной похлёбки из ямса, в которой даже палочки не стояли*, это было настоящим пиршеством.
- Ура-а-а-а! Такие тёплые! Обожаю булочки с мясом!
Пятилетний Чуей и двухлетняя Гёкуран были взволнованы до слёз. Даже младенец, которого назвали Шункей, открывал и закрывал ротик, радостно агукая.
Держа в руке мягкую булочку и видя перед собой счастливую семью, Токаки вспомнил о Субару. О том дне, когда он впервые погрузил лицо в её мягкие, теплые… Токаки мечтательно зажмурился. Их роман расцвёл ещё в те времена, когда они сражались плечом к плечу вместе с Жрицей и остальными Хранителями. После того, как был призван Бьякко, они поженились и прожили вместе восемьдесят лет. И хотя состарившиеся прелести Субару были уже далеко не такими соблазнительными, как когда-то, она всё ещё оставалась довольно привлекательной женщиной. С того момента, как она выставила его вон, прошёл почти год, и она наверняка уже начала беспокоиться. Сидя за столом рядом с дружной семьёй Соу, Токаки подумал, что, возможно, настала пора возвращаться домой.
*

На следующий день Токаки попрощался с семьёй Соу. Кишуку пошёл его проводить. Выйдя за пределы селения, они остановились. Это было то самое место, где они впервые встретились.
- Сенсей, вы и правда уходите насовсем? Ведь осталось ещё столько всего, чему мне надо научиться!
Токаки ободряюще похлопал своего ученика.
- То, чему тебе, начиная с сегодняшнего дня, предстоит научиться, это как обходится без чьей-либо помощи. Понял?
- Да, Сенсей, - беззаботно кивнул мальчик.
Он ещё не чувствовал той огромной ответственности, которая лежала на нём, как на одном из Хранителей Сузаку. Пока он чувствовал ответственность только за свою семью и был исполнен решимости возместить работой на поле все те дни, которые потратил на тренировки. Он понимал, что должен сделать всё от него зависящее, чтобы его братья и сестра не голодали. И десятилетнего мальчика это занимало гораздо больше, чем какая-то там Жрица или Бог.
"Ну, в конце концов, может, оно и к лучшему, - подумал Токаки. – Это чувство долга, которое он сейчас в себе воспитывает, поможет ему стать достойным Хранителем Сузаку в будущем".
Была, правда, одна вещь, которая не давала Токаки покоя: мальчик не проявлял ни малейшего интереса к его неоднократным попыткам рассказать о трагической и запретной любви между Жрицей Бьякко и одним из её Хранителей – Татара.
- Что ж, думаю, тут уже ничего не поделаешь, - закончил вслух свою мысль Токаки и потрепал Кишуку по голове.
В то время ни старик, ни мальчик не подозревали, что несколько лет спустя Хранитель Сузаку Тамахоме так сильно полюбит свою Жрицу, что будет готов отдать за неё жизнь.
- Ну, береги себя, парень. Да заботься как следует о своей семье. Особенно о маме, - добавил Токаки, вспомнив улыбающееся лицо Югетсу.
- Обязательно. Вы тоже не болейте, Сенсей – в сто один год надо беречь своё здоровье.
- А, заткнись - я таким макаром собираюсь прожить минимум до двухсот!
- Ха-ха-ха-ха! Думаю, меньшего от своего Сенсея я бы и не ждал.
Крепко обняв на прощанье Кишуку, Токаки лихо развернулся и зашагал прочь.
- Сенсей! – окликнул его мальчик. - Вы… Вы и правда считаете, я один из Хранителей Сузаку? – робко спросил он.
Его учитель твёрдо кивнул.
- С этого дня так оно и есть. Ты не Кишуку, ты - Тамахоме. Носи это имя с гордостью.
Ободрённый словами Токаки, мальчик радостно кивнул, и на его лбу ярко вспыхнул красный символ.
Несмотря на то, что у Кишуку не было никакого особого дара и он не владел магией, Токаки предвидел, что тот станет самым сильным из всех Хранителей Сузаку.
- Можешь считать меня своим вторым отцом, Тамахоме.
- Отец…
- И не важно, сколько пройдёт времени - я по-прежнему буду приглядывать за тобой откуда-нибудь с небес, - улыбнулся Токаки.
Тамахоме низко поклонился названному отцу, который помог ему обрести уверенность и гордость за своё предназначение.
Мальчик, пришедший в этот мир с несчастливым символом "демон" на лбу, ступил на порог второй части своей жизни как Тамахоме, гордый Хранитель Сузаку.
***

Юки Миака проходила через главный зал Публичной библиотеки, когда неожиданно её словно пронзило током, и она остановилась как вкопанная. Миака пришла сюда найти материал по школьному заданию вместе с Хонго Юи, своей лучшей подругой ещё с детского сада, и уже собиралась уходить. Краем глаза она заметила незнакомого мальчика, ученика средней школы, сидящего отдельно ото всех со словарём в одной руке и какой-то старой книгой в другой. Мальчик был настолько погружён в собственные мысли, что, похоже, не замечал никого вокруг. При взгляде на него у Миаки отчего-то ёкнуло сердце. Обложка книги, которую держал мальчик, пестрела сложными китайскими иероглифами, и она решила, что та, должно быть, вся на китайском. Книга почти полностью закрывала лицо мальчика, и Миака не могла разглядеть его как следует. Ей вдруг стало стыдно за это странное чувство, возникшее из ниоткуда.
- Ты чего встала? – Юи похлопала подругу по плечу, приводя в себя.
- А? А, ничего, - резко очнулась Миака, смущённо отмахиваясь.
Она снова обернулась посмотреть на мальчика с книгой, но его там уже не было.
"Интересно, кто это?" – почесала голову Миака.
- Слушай, ты есть хочешь? Почему бы нам не заглянуть в МакДональдс по дороге домой?
Эти простые слова разом вытеснили из головы Миаки все тревожные мысли.
- Ура-а-а-а-а! Пошли! Пошли! Я только вчера получила карманные деньги! Я возьму Биг Мак, чизбургер, филе-о-фиш и большую порцию картошки фри, а потом… Хммм… А что же мне взять на десерт?
- Боже, Миака, если ты накупишь столько еды, от твоих карманных денег ничего не останется.
- Да, и это грустно.
- В таком случае, почему бы тебе не попробовать принять участие в конкурсе обжор*?
- У-у-у-у, Юи, какая ты вредная! Хотя, возможно, стоит попробовать.
- Давай - уверена, ты выиграешь.
- А что, может и выиграю! Знаешь, думаю, я также могла бы выиграть и по еде на скорость. Ха-ха-ха-ха!
Миака с двумя смешными пучками и Юи с длинными волосами беззаботно шутили, выходя из библиотеки. На улице была весна, и Миака только что перешла в среднюю школу. Тогда она ещё не знала, что мальчик, которого она мельком видела в читальном зале, окажется её наречённой любовью. Этот мальчик будет по-прежнему приходить в библиотеку, исследуя старые китайские книги. На библиотечной карточке останется его имя - Сукунами Така. Три года спустя, зимой, ему в его предыдущей реинкарнации - Тамахоме – будет суждено встретить Миаку и Юи, когда они через "Вселенную четырёх богов" попадут в другой мир. А в тот день Миака увидела его впервые, в совершенно другом измерении.
Это была та самая встреча, с которой началась Таинственная игра.

Примечания:

*Сайро [Sairo], Западная империя – "Западня башня".
*Кутоу [Kuto], Восточная империя – "Объединённый восток".
*Конан [Konan], Южная империя – "Алая империя".
*Ямс – что-то вроде картофеля (любознательные могут заглянуть сюда).
*Хакко - "Белая река".
*Символ на лбу Тамахоме означает "демон" или "чудовище". Прозвище, которым его дразнят мальчишки – "Obake-chan", где "obake" ещё одно слово, означающее "чудовище".
*"Кишуку" пишется теми же иероглифами, что и "Тамахоме" - это просто другой вариант его прочтения.
*Когда в Японии хотят сказать, что кто-то очень беден, то говорят, что они едят "жидкую кашу". Чтобы проверить качество такой каши, в её середину втыкают палочки для еды. Если они стоят, значит, каша густая, а следовательно, сытная и питательная.
*В Японии действительно существуют профессиональные едоки, которые принимают участие в официальных конкурсах обжор (у них это даже считается своего рода спортом ^^; ).


Вступление К легендам о хранителях Глава 2
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017