Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Легенда о Шугёку, красной жемчужине
Глава 4: Неуловимый Мимадо



По узкому переулку маленького городка спешила девушка. Уже стемнело, и улицы практически обезлюдели. Девушка засиделась допоздна у подруги и теперь очень торопилась, переживая, что не сдержала данное отцу обещание быть дома до заката. Привычная дорога почему-то казалась ей в этот раз особенно длинной, и девушка ускорила шаг, почувствовав странное беспокойство. Неожиданно прямо перед ней из-за угла возник старый скрюченный нищий и протянул руку.
- А-а-ай! – испуганно вскрикнула девушка и начала поспешно рыться в кошельке в поисках мелкой монетки.
Но жутковатый нищий отрицательно покачал головой:
- Мне нужны не деньги.
Его тёмные глаза вспыхнули мертвенным светом. Девушку охватила паника. Она открыла рот, чтобы позвать на помощь, но не смогла произнести ни звука.
- То, что мне нужно, - начал нищий, медленно поднимая маленькую погремушку, украшенную кисточкой, - это молодое и красивое… девичье мясо.
Над скованной ужасом девушкой нависло огромное клыкастое чудовище.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
Но не успела она снова обрести голос, как её заставили умолкнуть – на этот раз навсегда. С нежностью глядя на змееподобное чудовище, сосущее кровь из ещё живой девушки, нищий одобрительно кивнул:
- Вижу, она тебе по вкусу. Раз так, я скормлю тебе всех красивых девушек в этой стране.
Закончив свой кровавый пир, чудовище исчезло в теле тщедушного нищего. Вынув из нагрудного кармана узкую полоску бумаги, нищий спокойно положил её на изуродованные останки.
- Нужно поскорее найти другого носителя. В теле этого хилого нищего я и двух дней не протяну без свежего мяса…
С этими словами нищий медленно заковылял прочь. Холодный ночной ветер шевельнул бумажную полоску на теле девушки. Надпись на полоске гласила: "Мимадо грядёт".
*

- Подходите, подходите ближе! Решение любых ваших проблем – моя забота! Я работаю как демон! Меня не пугают ни тяжёлый труд, ни тонкие сердечные дела, - заливался Тамахоме. - О! Вы! Да, вы, бабуля, постойте! Хотите, я помассирую вам плечи за пятьдесят монет в час? – радушно предложил он ковылявшей мимо старушке.
- Эй, и как только у тебя язык повернулся назвать бабулей такую очаровательную молодую даму! – немедленно отозвался Юма с противоположной стороны площади.
При этих словах старушка остановилась. С модной стрижкой и в новой одежде брат Фуки преобразился в настоящего горожанина.
- Вам лучше обратиться ко мне, - подскочил он, беря под руку «очаровательную молодую даму», - я работаю как лошадь*, и не только помассирую вам плечи, но и всю спину - и всего за сорок монет!
- О-о-о, неужели я сказал пятьдесят?! – воскликнул Тамахоме. – Я просто оговорился! Ради такой стройной, красивой девушки я добавлю ко всему прочему массаж ног, и всего за каких-то тридцать монет! – и Тамахоме потянул «стройную красивую девушку» за другую руку.
- Что-о-о?! Это мой клиент, иди найди себе кого-нибудь ещё! Я устрою двухчасовой сеанс для всего стройного ослепительного тела этой принцессы за ничтожные двадцать монет!
- Что-о-о?! Да этому придурку только дай волю – он вам все кости переломает! Лучше доверьте ваши хрупкие королевские кости мне: я займусь ими с величайшей осторожностью, и всего за десять монет!
Активно сбрасывая цену на свои массажные услуги, Тамахоме и Юма одновременно усиливали хватку на «прекрасной даме королевских кровей», и со стороны их торг больше походил на соревнование по перетягиванию каната.
- Ох! У-у-у! Да оставьте вы меня в покое! - отпихнула обоих молодчиков сухая морщинистая старушонка, пока те окончательно не оторвали ей обе руки. – Мне всё равно, сколько вы берёте! Я давно уже без гроша в кармане, а теперь ещё и из дома стало опасно выходить. Я не какая-нибудь заевшаяся богачка, чтобы вот так за здорово живёшь выбрасывать свои кровные денежки на всяких там помощников.
Услышав это, Юма громко фыркнул:
- Ну и какого чёрта? Раз у тебя всё равно нет денег, чего ты вообще остановилась, когда мы тебя окликнули, старая карга!
Старуха резко шагнула к Юме, оказавшись почти вплотную:
- Я остановилась, потому что подумала, что вы славные вежливые парнишки. Но оказалось, вы просто грубые, жадные до денег крысята, - и обращаясь уже к обоим, она добавила: - Меня не волнует, чем именно вы собрались зарабатывать, но здесь лучше этого не делать, иначе вас ждут большие неприятности.
С этими словами она развернулась и зашагала дальше, а на её месте возникло четверо здоровых мордоворотов.
- Подходите, подходите ближе! – мгновенно переключился Тамахоме. - Я берусь за любую работу почти даром. Я работаю как демон…
- Не обращайте на него внимания, – перебил Юма, - лучше обратитесь ко мне, господа! Я…
Тут главный мордоворот шагнул вперёд и приподнял Тамахоме за шиворот.
-О! Если вы хотите использовать его как мальчика для битья, то не стесняйтесь! – тут же отреагировал Юма. - Всего сто монет за десять минут! Только деньги вперёд, пожалуйста.
- Заткнись! Вы, сопляки, совсем обнаглели, раз работаете без спроса на нашей территории!
- А-а-а, - понимающе протянул Тамахоме. – Так бы сразу и сказали! Мы дико извиняемся. Можно нам теперь работать на вашей территории?
- Чего-о-о?! – опешил главарь. - А ну живо выметайтесь! Иначе…
Не дожидаясь, пока главарь шайки закончит высказываться, Юма сделал ему подсечку.
- Ты чё творишь, молокосос! – вскинулись остальные, между тем как их предводитель бесславно опустился на пятую точку.
- Ах, ты-ы-ы-ы! – взревел главарь. – Чего встали, бестолочи?! Взять их! Пошинкуйте и пустите на корм рыбам!
Юма и Тамахоме слажено приняли боевые стойки.
Минуту спустя они уже отряхивали руки, а неудачливые вымогатели удирали наперегонки, резко потеряв интерес к территориальному вопросу.
- Ну, чего-то такого я от тебя и ждал, Хранитель Сузаку Тамахоме.
Тамахоме хмыкнул:
- Да и ты не сплоховал для Юмы, которым пугают детей по всей округе.
Тут они оба вспомнили о том, что вообще-то соперники и, фыркнув, демонстративно уселись на соломенную циновку спиной друг к другу. Фука, всё это время наблюдавшая за ними с дерева, вздохнула.
С тех пор как Тамахоме принял вызов Юмы, прошло почти две недели. Не зная толком с чего начать, они просто кочевали из города в город, перебиваясь случайным заработком, и найти что-то стоящее у них никак не получалось. Вместо того чтобы как-то изменить свой подход, Тамахоме и Юма упрямо продолжали то накручивать цены за свои услуги, то также быстро их сбавлять, что только больше отпугивало от них людей.
- Мда, вряд ли они что-то сегодня заработают, если будут продолжать так сидеть и злиться друг на друга, - тихо вздохнула Фука. – Похоже, придётся мне вмешаться, - добавила она тоном, каким мать обычно говорит про нерадивых, но всё равно любимых чад.
Фука соскользнула на нижнюю ветку и уселась поудобнее, а мгновение спустя в воздухе мягко зазвучала песня, призывающая в Конан мир и любовь. Привлечённые прекрасным голосом, сначала один, потом другой стали собираться прохожие. То, что певец был весь чумазый и непонятного пола, никого не смущало. Фука и сама чувствовала, как звуки её песни вселяют надежду в сердца напуганных горожан.
Дзи-и-и-инь.
К ногам Юмы и Тамахоме упала монета. За ней последовала вторая, третья, и ещё, ещё…
- Ну, славные и вежливые парнишки, с вас обоих первоклассный массаж.
«Славные парнишки» задрали головы и увидели над собой ухмыляющееся лицо Фуки. Последние две недели её необыкновенный голос здорово их выручал, а Юма даже смог купить новую одежду и постричься.
- Да не вопрос, - усмехнулся Тамахоме. - Как только выясним, кто из нас умеет лучше зарабатывать.
- Чтоб ты провалился, - с чувством пожелал Юма.
- Учитывая, как вы справлялись до сих пор, толку мне от вас как от козла молока. Я не собираюсь ждать до седых волос, пока вы, наконец, сумеете найти работу. Думаю, будет лучше, если я сама о себе позабочусь.
- Ф-фука! – растерялся Юма, видя, как та поворачивается, чтобы уйти.
Но тут Тамахоме схватил Фуку за руку:
- Я должен вернуть долг. И я не позволю тебе уйти, пока этого не сделаю.
- Во те на! Не думала, что когда-нибудь услышу такое от нашего стяжательного Тамахоме.
- Просто я люблю порядок, – нахмурился тот.
- Ладно уж, - усмехнулась Фука. – Мне в последнее время удалось неплохо заработать своим пением, так что я решила вас побаловать. Половина денег пошла на раскручивание «работаю-как-демон», а половина – на «работаю-как-лошадь», - Фука помахала в воздухе толстой пачкой свежеотпечатанных листов: - Где бы вы, парни, без меня были.

*

В тот же вечер все трое отправились распространять рекламные листки, оплаченные Фукой. Но не успели они раздать и половины, как заметили, что все улицы недавно кипящего жизнью города практически обезлюдели.
- Не иначе старуха та накаркала – везёт нам как утопленникам, - вздохнул Юма.
- Да уж, везунчиками нас не назовёшь, - отозвался Тамахоме, - но… у вас нет такого странного чувства, будто здесь что-то не так?
Фука кивнула:
- Да, как будто присутствует что-то зловещее. А помните, та старушка сказала, что из дома стало опасно выходить? И когда я недавно пела, я почувствовала, что остальные жители города тоже напуганы.
В этот момент мимо них медленно проехала карета.
- Я работаю как демон! Я берусь за любую работу! – отчаянно выкрикнул Тамахоме, закидывая листовку в карету.
Неожиданно та остановилась, и из её окна тоже вылетел листок бумаги. Сначала Тамахоме подумал, что это просто выкинули обратно его листовку, но, поймав, обнаружил, что листок совсем другой.
- Господин Работник, если вы действительно можете справиться с любой работой, то, пожалуйста, поймайте это, - раздался из кареты тихий детский голос. - Для Конан настали трудные времена, и пока не появится Жрица Сузаку, мы сами должны позаботиться о своей стране и сделать всё, что в наших силах, чтобы защитить её, - голос смолк, после чего зазвучал снова, на этот раз с обычной детской интонацией: - Брат, о чём я только что говорил? А? Что это за листовка? Работник?
- Не обращай внимания, Докун. Нам нужно поторопиться домой, а то мама будет беспокоиться, - старший брат вынул у младшего из рук листовку Тамахоме и выкинул её в окно.
Лошади тронулись, и карета быстро покатила дальше. А Тамахоме всё стоял и смотрел на листок, который ему бросили из кареты в первый раз. Если бы он оторвался хотя бы на мгновение и заглянул в карету, то, возможно, успел бы разглядеть маленького мальчика, который только что с блеском выдержал свой первый государственный экзамен в столице и теперь возвращался домой, заехав по дороге к родственнику, живущему в этом городке. Через некоторое время Тамахоме вновь встретит этого мальчика, но уже под именем Хранителя Сузаку Чирико.
- Мимадо? Хм…

*

Устраиваясь в тот вечер под мостом на ночлег, Тамахоме всё ещё повторял про себя это имя.
- Думаю, кто угодно был бы напуган, разгуливай по его городу такое чучело, - заметил Юма, глядя на листок с грубо набросанным изображением Мимадо. – «Таинственный колдун, управляющий чудовищами»…
- И здесь написано, что основные его жертвы – молодые красивые девушки, - задумчиво добавила Фука. - Хм, вряд ли ваша работа на подхвате с этим справится. Что будем делать?
- Как что?
- Да тут и думать нечего.
Фука чуть наклонила голову вбок и с подозрением уставилась на соперничающий дуэт:
- Юма… Тамахоме… вы ведь не хотите сказать, что…
- Я поймаю Мимадо! – дружно объявили оба.
Юма крепко сжал кулаки, а на лбу Тамахоме ярко горел красный символ. Фука снова посмотрела на листок. Крупными буквами на нём было отпечатано объявление о награде в сто золотых монет тому, кто поймает Мимадо.
Из тени за всеми троими внимательно наблюдала пара неестественно светящихся глаз.
- О-о-о-о-о, - задумчиво потёр подбородок тщедушный нищий. – Кто бы мог подумать, что моя дорога пересечётся с одним из Хранителей Сузаку, - он ласково погладил странную погремушку, которую держал в руке. – Как интересно… Пожалуй, с двумя его спутниками я тоже позабавлюсь, - последние слова потонули в жестоком приступе кашля, скрутившем его тело. – Мне срочно нужна молодая свежая плоть! Знать бы заранее, что тело этого нищего окажется таким хлипким…
Ворча и держась за тяжело вздымающуюся грудь, он растворился в темноте.

*

Фука тихо села на циновке. Была уже глубокая ночь. Рядом крепко спали Тамахоме и Юма. С тех пор как они покинули селение, они всегда ночевали под открытым небом. Заметив, что воротник спящего Тамахоме раскрылся, Фука протянула руку, чтобы его запахнуть, но остановилась.
- Тамахоме, ты всё ещё носишь Шугёку…
Красная жемчужина, которую передала ему умирающая мать, мягко светилась, отражая бледный свет луны.
- Интересно, какой девушке он её отдаст? Кого он сделает счастливой?..
Затаив дыхание, Фука осторожно взяла жемчужину двумя пальцами и поднесла к своей груди. Юма следил за ней, не шевеля ни единым мускулом. Впервые на его памяти Фука вела себя, как девушка. Хотя, нет… Впервые это случилось, когда Фука услышала легенду о Шугёку и взволнованно пересказала ему. Он помнил, как горели её щёки, как она была красива...
Именно тогда это чувство пустило в нём корни или, скорее, расцвело окончательно. Сначала оно повергло его в смятение, но позже сменилось твёрдой уверенностью.
"Мама, - обратился он про себя к матери, которую потерял, когда ему было шесть, - я принял решение".
Мечта Юмы поймать Мимадо и получить за него награду была объединена с другой, более яркой мечтой.
"Но сперва поймаю колдуна Мимадо и получу вознаграждение".

*

На следующий день Тамахоме и Юма рьяно приступили к поискам Мимадо. Однако таинственный колдун не спешил показываться, перебираясь из города в город и пожирая юных девушек. На теле каждой жертвы неизменно находили листок со словами "Мимадо грядёт". Время от времени до путешествующей троицы доходили рассказы случайных свидетелей. Похоже, Мимадо вёл какую-то извращённую игру, возникая то в одном месте, то в другом и неизменно исчезая, как только к нему подбирались ближе. В бесплодном преследовании колдуна прошло два месяца. Кочуя из города в город, они добралась до Эйо, столицы Империи.
- Ух ты-ы-ы-ы! Так вот она какая, столица… - стоя посреди главной улицы, Фука развела руки и глубоко вдохнула.
Во все стороны, куда хватало глаз, тянулись ряды магазинов и лавок, а вокруг было так много людей, что голова шла кругом. Определённо, это была настоящая столица. Она гудела, как улей, и процветала без малейших признаков несчастья.
- Какое шикарное место… - с благоговением произнесла Фука.
Пока она восхищалась шикарной столицей, «шикарные» прохожие шарахались во все стороны от «нешикарной» Фуки, вставшей посреди дороги.
- Знаешь, думаю, тебе всё-таки придётся купить новую одежду, а то уж больно ты выделяешься, - заметил Юма.
Фука только отмахнулась:
- Отстань! Мне так удобней, и ничего менять я не собираюсь.
Желая поскорее отделаться от Юмы, она резко шагнула в сторону и врезалась в какого-то прохожего.
- А-а-а-а-а-а-а!
Оглушив всех своим визгом, жертва накинулась на Фуку:
- Да что же это такое?! Ты измазал мне всю одежду! А это, между прочим, платье от самого Чо Роко! – и юная модница посмотрела на Фуку, как на помойное ведро. – Попрошайкам нечего делать на столичных улицах, да ещё средь бела дня!
В глазах Фуки вспыхнул гнев. Это заставило модницу поспешно перевести взгляд на грязные волосы «попрошайки» – ещё одно место, от которого она предпочла бы держаться подальше.
- Я не попрошайка, ты… стерва, - Фука шагнула вперёд, заставив горожанку попятиться. - Я в жизни не побиралась. Я не такая!
- Что? - горожанка недоумённо наклонила голову. – Так ты девушка? – переспросила она, ещё больше взбесив Фуку.
И тогда случилось это.
- Ложись! – крикнула Фука, толкая горожанку на землю.
Змееподобное чудовище, неожиданно появившееся у той за спиной, злобно оскалилось на вмешавшуюся Фуку.
- А-а-а-а-а-а! Вон оно смотрите!
- Это чудовище Мимадо!
Вопя от ужаса, находившиеся поблизости бросились врассыпную. Однако на Фуку чудовище особого впечатления не произвело:
- Наконец-то ты показался! Ну давай! Даже если я прикончу только одного из вас, это всё равно куча денег!
Чудовище тут же отреагировало, отрастив вторую голову, и зарычало, извиваясь змееподобным телом. Фука бесстрашно прыгнула ему навстречу:
- Я из тебя отбивную сделаю! Йа-а-а-а-а-а-а!!!
- Идиотка! Стой! - бросился наперерез Юма, прикрывая собой Фуку.
Как только они оба приземлились, из его плеча брызнула кровь. Оторвав от своей одежды кусок ткани, Фука бросилась перевязывать брата.
- Глупый… Я бы уложила его, если бы ты не вмешался…
С модницы горожанки мигом слетела вся спесь, и она вцепилась в Фуку, открывая и закрывая рот в немом ужасе. А прямо перед ними Тамахоме сражался с чудовищем. Символ "демон" ярко горел на его лбу.
Тяжело дыша, Тамахоме стоял над поверженной тушей. Неожиданно оно начало терять форму и растаяло в воздухе.
- Какого…? – озадачено пробормотал Тамахоме.
Чуть погодя к нему присоединился Юма, который до этого преследовал старика-нищего, прятавшегося за углом, когда появилось чудовище. По всему выходило, что этот старик и был тем самым, кто отдавал приказы чудовищу, но когда Юма догнал его, он потерял сознание и, придя в себя, ничего не мог вспомнить.
- Дохлый номер, - покачал головой Юма. - Похоже, дедом тоже кто-то управлял.
- Нет, этот Мимадо просто призрак какой-то! - нахмурилась Фука. – Летает повсюду и вселяется в кого захочет…
Пока она это говорила, спесивая горожанка поднялась с земли и медленно направилась к ним. Её дорогая и модная одежда была вся в грязи.
- Эй, надеюсь, ты не собираешься устраивать мне сцену ещё и за это… – начала было Фука, но девушка даже не взглянула в её сторону.
Всё её внимание было приковано к Тамахоме. Подойдя к нему почти вплотную, девушка остановилась. На лбу Тамахоме всё ещё слабо светился красный символ.
- Ты один из Хранителей… Хранителей Сузаку, верно?
- Ну, типа того, - буркнул он.
Внимательно оглядев его с ног до головы, девушка снова спросила:
- И чем ты сейчас зарабатываешь на жизнь?
- Прямо сейчас… - Тамахоме замялся. - Ну… Вроде как на подхвате работаю. А что?
Глаза девушки загорелись:
- В таком случае ты не согласишься стать моим телохранителем?
- А? – опешил Тамахоме.
- Ты что, не видел? Чудовище, которое преследует и убивает прекрасных девушек, только что пыталось напасть на меня, - заявила она с непонятной гордостью.
- Знаешь, на меня оно тоже напало, - встряла Фука.
- О, я тебя умоляю! – отмахнулась от неё горожанка. – Можешь даже не пытаться присвоить себе чужую славу! Уверена, чудовище просто промахнулось, когда кинулось на меня, - и девушка снова развернулась к Тамахоме, одарив его прелестной улыбкой: - Я буду хорошо тебе платить: в конце концов, мой отец, Кьо, самый крупный оптовик в Конан, а я его единственная дочь, Бихо*. Мне пятнадцать лет, и я так прекрасна, что мне завидуют даже цветы. Неужели ты откажешь мне в такой маленькой услуге? – и она выпрямилась, выставив вперёд свою эффектную грудь.
Может, цветы в её присутствии и вяли, но мужчины уж точно расцветали.
- Цветы ей обзавидовались, ну зашибись! Интересно, какие. Если ей и правда пятнадцать, она могла бы быть и покрасивее, - фыркнула Фука. - Тамахоме, не трать время на эту стерву, - и она потянула его за рукав.
Но Тамахоме стряхнул её руку, оставшись на месте.
- Тамахоме? – удивилась Фука.
- Если ты и правда готова хорошо мне платить, я хочу получить в задаток хотя бы одну золотую монету, - произнёс он.
- Идёт, - Бихо достала из кошелька золотой и протянула его Тамахоме. – Думаю, этого тебе должно хватить на неделю.
Тамахоме кивнул и взял монету.
- Эй… Ты ведь не собираешься и в самом деле на неё работать? А как же Мимадо? – возмутился Юма.
Тамахоме устало отмахнулся:
- Я сдаюсь.
- Сдаёшься?
- Да. До тебя, что, ещё не дошло? Парень, за которым мы гоняемся, настоящий колдун, и тут нам с ним не ровняться. А эта девушка предлагает хорошие деньги, причём заработать их будет куда легче.
Фука поначалу неверующе уставилась на Тамахоме, но потом опустила голову и тихо прошептала:
- Вот значит как… Я ожидала от тебя большего.
Тамахоме между тем снова повернулся к горожанке:
- Ты сказала, тебя зовут Бихо? Я могу начать прямо сейчас и проводить тебя домой, если хочешь.
Дочь Кьо торжествующе кивнула:
- Хочу. А когда мы придём, ты останешься в нашем доме. Твоей единственной работой будет постоянно находиться рядом со мной, и тебе будут за это платить.
Тут взгляд Бихо упал на слабо мерцающую жемчужину, которая покачивалась в разрезе ворота Тамахоме. Девушка заворожено уставилась на неё.
- Тамахоме… Ах ты ублюдок, - прошипел между тем Юма.
- Что скажешь, Юма? – повернулся к нему Тамахоме. - Похоже, я выиграл. И раз уж мы всё выяснили, прекрати ко мне цепляться.
Юма сжал кулаки, еле сдерживаясь, чтобы не броситься на него.
- И, Фука… лови! - Тамахоме бросил ей только что заработанную монету. - Это должно покрыть мой долг. Потрать её, как хочешь.
- Тамахоме… - начала было Фука, но Бихо быстро схватила своего нового телохранителя за руку.
- Ну всё, нам пора. Этот мальчик с попрошайкой, которая якобы девочка, больше тебя не касаются, - и Бихо решительно потащила Тамахоме за собой.
Юма и Фука остались стоять, растерянно глядя им вслед.

***

Был канун Рождества, и Миака стояла и смотрела на начавшие появляться звёзды. Похоже, в этот вечер они сияли ярче обычного.
- Ты уже закончила на сегодня?
Услышав позади себя голос, она подскочила от неожиданности.
- И повезло же нам работать в самый канун Рождества, - улыбнулся Ватару.
- Онизука-кун… - от волнения сердце Миаки забилось сильнее.

- Юи, знаешь… Кажется, я влюбилась в парня с моей работы.
- Что-о-о-о?! Ух ты, это же здорово! Наконец-то ты заинтересовалось чем-то кроме еды! Как его зовут?
- Ну… Я зову его "Онизука-кун".
- Хм, редкая фамилия.
- Да… Я тоже так думаю.
- Ну, и какие у тебя планы? Может, пригласишь его куда-нибудь? Завтра ведь канун Рождества.
- Ну… У него наверняка уже есть девушка - он такой милый и симпатичный…
- Дурочка. Если будешь так думать, ничего никогда не произойдёт. Надо хотя бы попытаться!
- Д-да, пожалуй, ты права… Так и быть. Приглашу его. Даже если он мне откажет. По крайней мере, буду знать, что хотя бы попыталась…

- Миака-чан, у тебя есть какие-нибудь… планы на сегодняшний вечер? – робко спросил Ватару.
Миака энергично затрясла головой:
- Н-нет! Совсем никаких!
- Ясно, - улыбнулся Ватару.
Миаке показалось, что от этой улыбки у неё внутри всё тает.
- Ну, тогда… Я подумал, что ты, может быть, захочешь… провести время со мной…
- А?
- Конечно, я имею в виду не только этот раз! Я хочу видеться с тобой чаще. Узнать тебя получше…
- Я… тоже…
И когда Ватару взял её за руку и пошёл рядом, Миака почувствовала себя на седьмом небе от счастья.
«Моё первое свидание, да ещё в канун Рождества! С самым замечательным и красивым парнем! Просто не могу поверить, что всё это происходит на самом деле!"
Переполненная эмоциями, она подняла глаза и заметила новую звезду, только-только начинающую появляться на тёмном небе. И хотя звезда была пока еле заметна, казалось, её свет будто притягивает Миаку.
- Как называется эта звезда, дедушка?
Миака вздрогнула и обернулась: маленький мальчик рядом с ней указывал на небо.
- Эта звезда из созвездия Тамахоме. Она означает "Приют Демона", – ответил старик с улыбкой.
«Звезда из созвездия Тамахоме… - при звуке этого имени сердце Миаки почему-то забилось, как сумасшедшее. - Что… что я делаю? - она перевела взгляд на Ватару, который тянул её за собой. - А действительно ли он… тот самый? Тот единственный, кого я по-настоящему люблю? - она покачала головой. - Нет… Он те тот… Это не он!»
Миака почувствовала, как её будто что-то подталкивает, заставляя принять решение прямо сейчас. Она резко остановилась.
- Прости! – она осторожно высвободила руку. – Мне кажется… нам с тобой лучше не встречаться…
Ватару опустил голову:
- Всё в порядке… Я ждал, что ты это скажешь. Кто знает – может, где-то там и правда есть кто-то, кто подходит тебе больше, чем я…
- Мне правда… правда очень жаль! – чуть не плача, крикнула Миака и бросилась прочь.
Высоко в небе звезда Тамахоме освещала её нежным светом.



*Выражение «работаю как лошадь», которое использует Юма, стараясь привлечь клиентов, имеет прямое отношение к его имени: «лошадь» - второй иероглиф, из которого состоит его имя (первый означает «далёкий»).
*«Бихо» переводится как «кокетливый аромат».


Глава 3 К легендам о хранителях Глава 5
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017