Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама
Сделать компьютерную томографию в краснодаре. Мрт и в краснодаре www.clinicist.ru.

Легенда о звездопаде
Глава 1. Трагедия Близнецов



- О! Это же звездопад…
В тот день девятилетний Бу Котоку увидел, как полоска падающей звезды перечеркнула сумрачное небо. А следующее мгновение Котоку увидел огненный взрыв приблизительно в том месте, куда упала звезда. Швырнув полную овощей корзинку на землю, он ринулся бежать вниз по дороге, что вела к его дому.
И потом, множество минут спустя, Котоку остановился перед входом в деревню, в которой он родился и рос. Окровавленные трупы грудой лежали в океане огня. Ещё были слышны смертные крики.
Стиснув зубы, Котоку побежал к своему дому.
- Папа! Мама! Сюнкаку!
Канри, его отец, собирался вернуться домой пораньше, поскольку сегодня у его жены был день рождения. Семья из четырех человек должна была вместе насладиться этим вечером - роскошь, которую они долгое время не могли себе позволить. Мать Котоку, занятая приготовлениями к ужину, послала Котоку одного за покупками, оставив его лихорадившего брата, Сюнкаку, отдохнуть дома.
- Будь осторожен, когда будешь возвращаться, - сказала она, когда он покидал дом.
Обычно близнецы ходили на рынок в соседнюю деревню, держась за руки всю дорогу. Прошел лишь час с тех пор, как мать отослала его из теплого, уютного дома…
Этой мирной сцене теперь не суждено было повториться.
Дом Котоку был беспощадно разгромлен, и входная дверь была охвачена алым пламенем. Ни секунды не колеблясь, Котоку забежал в дом.
- Папа! Мама! Сюнкаку!
Разгоняя дым и смахивая пепел с лица, Котоку бешено носился по дому.
- …..Ко…току…
Услышав голос, зовущий его из спальни, мальчик разогнал руками дым со своего пути и ворвался туда.
- …Папа!..
Его отец лежал на полу и поддерживал мать. Их одежда была запятнана кровью.
Котоку ползком добрался до родителей и с отчаяньем тряхнул отца.
- Папа! Держитесь! Вы не можете умереть!
- ...Котоку…
- Ма… мама… Она?!..
Отец покачал головой. Котоку обхватил труп матери и горько зарыдал. Его била дрожь, слезы неудержимо струились по щекам.
- Котоку… Соберись. Ты слушаешь? Мы спрятали Сюнкаку в сарае на заднем дворе. Спаси его прежде, чем огонь доберется до него.
Мелко дрожа, мальчик кивнул и спросил отца:
- Да кто же… способен на такое?!
- Вероятно, одна из тех антиправительственных организаций… Куто сейчас в ужасном положении… Между людьми произошел раскол, и из-за этого… солдаты нападают на невинные города и села…
- Я, я отомщу им. Я отомщу за мамину смерть!
Канри твердо схватил руку сына, лицо которого было залито слезами.
- Ты забыл… что ваша мать всегда говорила вам?..
Котоку ничего не ответил.
- Она говорила, что вы, мальчики, божественные защитники этой страны. Что вы гордость и счастье этой страны…
- Какая разница?! Почему мы должны защищать эту страну?! Они творят… такие ужасные… вещи с нами…
Канри взглянул на своего сына, дрожащего в гневе. Под тонкими бровями блестели мудрые глаза… Обернувшись лицом к своему храбром сыну, которому было всего лишь девять лет, Канри кивнул и произнес:
- Вы должны защищать эту страну, потому что вы – Хранители Сейрю.
- …Хранители Сейрю?..
- Разве ты прежде не слышал об этой легенде?
Если вспомнить, - подумал Котоку, – я слышал эту историю от соседского мальчишки. Когда появится девушка из другого мира и призовет бога, Сейрю, вместе с семью Хранителями Сейрю, она исполнит любое желание. Говорят, что страны Сайро и Хоккан уже призывали своих богов, Бьякко и Генбу, и обрели покой…
Котоку кивнул.
- Посмотри внимательно… на свое правое плечо…
Котоку быстро взглянул на свое правое плечо, оголившееся под сожженной одеждой, и ясно увидел символ «ко» - «благородный», пылающий голубым цветом. У мальчика перехватило дыхание. Котоку слышал, что люди с лазурными символами на теле являются Хранителями Сейрю. И их именами были «Накаго», «Сои», «Ашитаре», «Томо», «Мибоши», а также «Субоши» и «Амибоши»…
Это значит, что я – «Амибоши»?..
- Когда вы появились на свет, мы увидели, как слабо блестят ваши знаки… Для нас стало открытием, что вы оба Хранители Сейрю, и мы использовали эти символы, когда давали вам имена… Мы решили, что должны поговорить с вами об этом… после того, как ваши знаки снова появятся…
- Значит, Сюнкаку тоже Хранитель?..
- …Я не знаю. Мы не можем быть уверены в этом до тех пор, пока его знак снова не появится на левом плече… И кроме того, мы до сих пор не знаем, насколько развилась его сила Хранителя… Но ты другой…
Вытащив из-под кровати деревянную флейту, Канри вручил её сыну.
- Ты можешь управлять ки своим ртом… Я в этом уверен. Возможно, у тебя получится контролировать свою силу с помощью флейты…
Мальчик пустым взглядом уставился на флейту, которую дал ему отец.
- Иди, ну что ты встал как вкопанный?.. Поторопись и спаси Сюнкаку.
- Но папа…
- Скорее!
Глядя на умирающего отца, Котоку вспомнил про падающую звезду, которую только что видел. Его мать была права, когда сказала ему, что это плохой знак.
- Папа… Мама…
Мертвое лицо его матери было умиротворенным и прекрасным.
Вытерев слёзы рукавом и тихо кивнув отцу, Котоку отвернулся.
Кашляя от нарастающего дыма, он добрался до сарая, который уже был окружен огнем. Он открыл дверь и прокричал имя своего младшего брата:
- Сюнкаку! Сюнкаку!
Ответа не было.
Он искал позади полок и даже в сене, но так и не смог найти своего маленького брата. Но вдруг…
- Братик! Братик!
Когда Котоку услышал голос Сюнкаку, он выбежал из сарая и увидел, что брат стоит на тропинке позади сарая, вопя во всю глотку. Полная противоположность своего решительного старшего брата, Сюнкаку привык все время ныть и зависеть от Котоку. Он не выдержал того, что остался закрытым в одиночестве в сарае, и выбежал наружу.
Заметив солдат, которые окружали Сюнкаку, Котоку вернулся на место. Мальчик думал, что солдаты, напавшие на деревню, уже ушли, но эти жадные ублюдки бродили вокруг в поисках золота и других ценностей, которые они проглядели.
- Так что нам теперь делать с этим недоростком?
- В нем нет ничего особенного. Даже если мы продадим его, не выручим за него и монетки!
- Он по-любому долго не проживёт. Давайте просто убьём его.
Как только последнему солдату дали добро на выполнение его предложения, Котоку быстро выбежал к Сюнкаку и заслонил его собой.
- Братик! – Сюнкаку вцепился в своего брата и заплакал.
- Всё в порядке. Братик здесь, так что теперь всё будет хорошо.
Солдаты разразились смехом.
- Оооо, неужели эти ребята близнецы? Они ведут себя по-разному, но их лица похожи, как две капли воды! Они просто точные копии друг друга!
- Эй, а вы знаете, что в моей деревне близнецы означают неудачу? Если у кого-то рождаются близнецы, мы убиваем слабейшего из них.
- Да ладно? Хорошо, тогда продадим того, что выглядит здоровым, и убьем того сукиного плаксу?
В тот миг, когда солдат, сказавший это, начал доставать свой меч из ножен, его лицо перекосилось.
- Ох!.... А, ай, ай, ай, ай! – схватившись голову, мужчина указал на более сильного близнеца. – Сделайте… сделайте уже с ним что-нибудь!!!
Его сотоварищи тревожно посмотрели на мальчика. Его лицо и одежды были опалены. Он стиснул зубы и впивался взглядом во вздрагивающего солдата. В это же время, он, казалось, выдыхал воздух из своего рта.
- Какого хрена он делает?!
Котоку обернулся к солдату, сказавшему это, и в ту же секунду лицо мужчины охватила боль.
- Ч… чё происходит?! Кто ты такой?! Вперёд! Просто убейте обоих!
В то мгновение, когда солдаты потянулись за мечами, Котоку бессознательно вытащил флейту, которую ему только что дал отец. Как и стоило ожидать, он никогда не играл на флейте, даже не прикасался к ней прежде. Как бы то ни было, Котоку поднёс флейту к губам так, как если бы он был профессионалом в этом деле. Его пальцы начали двигаться сами по себе, сплетая неистовую, будоражащую мелодию.
- АААААААААА!!!!
Солдаты, чьи лица скривились в агонии, один за другим упали на землю.
Но звучание флейты не прекращалось. Глаза Котоку холодно и пронзительно сверкали, отражая страдания людей, которые напали на его невинную мать, отца и младшего брата, а также на любимую деревню, в которой он был воспитан.
Умрите… - приказал его внутренний голос. - Разорвать!!!

Котоку и Сюнкаку вернулись к своему дому ещё раз, только чтобы найти его полностью сгоревшим до основания. Котоку закусил губу и повесил голову. Он больше не увидит своих папу и маму.
- Братик…
Котоку положил сильную руку на головку всхлипывающего маленького брата. Даже при том, что эти двое были близнецами, младший был не только ниже ростом, но и более худым и болезненным. И тогда Котоку сказал себе, что должен защищать этого мальчика ото всех неизведанных опасностей, лежащих впереди.
- Братик?
- А?
- Когда ты научился так играть на флейте, чтобы размазывать плохих парней? – невинно спросил Сюнкаку, в благоговейном страхе глядя на своего старшего брата.
- О… Помнишь, я всегда насвистывал? Вот так и научился.
- Хммм, а где ты взял флейту?
- Наш добрый сосед из деревни дал мне её…
- Хммм, я тоооже хочу такую.
Котоку украдкой взглянул на оголенное левое плечо Сюнкаку. Вероятно, одежду он порвал в драке с солдатами. Когда Котоку заметил, что на плече брата нет ничего необычного, он застенчиво прикрыл своё. Если Сюнкаку действительно Хранитель Сейрю, то символ, который родители увидели у него при рождении, должен появиться у него на плече. Именно так сказал отец. И пока этот день, когда проявится символ Сюнкаку, не наступил, Котоку должен осторожно избегать подобных разговоров.
Котоку был Хранителем Сейрю, его сила заключалась в том, что он легко убивал с помощью флейты, и его младший брат тоже может быть Хранителем Сейрю… Котоку поклялся в своем сердце, что сохранит этот секрет не только от Сюнкаку, но и ото всех остальных.
- Братик, я проголодался… - Сюнкаку со слезами потянул брата за рукав.

***

- Сюнкаку! Что, чёрт возьми, ты делаешь?! Ты бесполезный хлюпик!
Ругань обрушилась на Сюнкаку, из рук которого только что случайно выскользнуло ведро с водой, которую он набрал в колодце, и упало на землю.
- Почему бы тебе не сделать хоть что-нибудь как следует, ради разнообразия?! Слухай сюда, это место – не твоя богатенькая деревня, где тебя растили. Я не знаю, насколько тебя избаловали там, но в этой деревне мужик должен работать, чтобы содержать себя! Мы не настолько богаты, чтобы позволять тебе бесплатно жрать. Понял? Тогда принимайся за работу!
Не сумев сдержать слез из-за этой брани, Сюнкаку принялся всхлипывать.
- Арргххх, возьми уже себя в руки! Ты мужчина или тряпка? Мне не стоило вообще впускать вас!
Мальчик приблизился к толстухе, которая была здорово раздражена и пыхтела, уткнув руки в боки.
- Тётушка! Приношу свои извинения. Пожалуйста, простите Сюнкаку. У него слабое здоровье, поэтому он не способен выполнять поручения, требующие силы. Я сделаю всю работу по хозяйству за него, так что, пожалуйста, перестаньте изводить его!..
- Изводиииить? – очевидно возмущенная этим обвинением, она просверлила мальчика взглядом. – Котоку, ты помнишь, кто нашел вас двоих после того, как вы осиротели? Не многие люди потрудились бы усыновить таких дальних родственников, как вы, приятели. Но из-за охватившего нас чувства жалости, мы позволили вам остаться жить с нами, даже зная о том, что для вас это слишком бедный образ жизни. Так что у тебя нет права говорить, что я извожу твоего брата!
Котоку прикусил свой язык.

После того, как солдаты ушли, близнецам пришлось блуждать по остаткам деревни, роясь в отбросах в поисках еды. Тогда перед ними внезапно мужчина по имени Ко, который утверждал, что он их дальний родственник. Голод и усталость взяли верх над мальчиками, и они позволили Ко забрать их в отдалённую нищую деревню.

С тех пор прошло три месяца…
Жизнь в этом доме была совершенно другая, нежели в доме их отца. От работы на ферме к работе по дому, с утра до вечера, - они работали, пока не валились с ног от усталости. Как будто Котоку и Сюнкаку были не более, чем рабами. И так как семья многого не могла себе позволить, мальчики ели совсем немного, и в холодные, дождливые ночи они согревали друг друга собственным теплом. Всё, что мог сделать Котоку, - лишь поддерживать своего болезненного брата и оставаться в том же доме.
- Мам, Сюнкаку опять где-то протупил?
- И потом Котоку его прикрыл? Только не сноооова.
Внезапно возле матери появились Чикуей и Байрин. Они были сёстрами, десяти и одиннадцати лет. Даже зная, что они всего лишь дочери бедного крестьянина, после того, как отец взял «во владение» Котоку и Сюнкаку, они внезапно стали очень заносчивыми.
- Эй, ма, разве близнецы не означают неудачу в этой деревне?
Котоку навострил уши, услышав вопрос Чикуей, помня, что сказали солдаты, которые напали на его деревню той ночью.
- Угу, это верно. Если у кого-то рождаются близнецы, мы решаем, кого из них убить.
После того, как Байрин ответила сестре, девочки переглянулись.
- Вай, интересно, кого из них мы убьем? Ахахахахаха!
Обе указали на Сюнкаку и заржали.
- Сюнкаку до сих пор мочится в свою кровать! Я видела, как Котоку стирал их простынь этим утром! Мы могли бы просто прибить этого недомерка, чтоб не мучился! Хахахаха!
Котоку услышал тихий шёпот позади себя:
- Братик… Ты можешь… использовать свою флейту на этих сволочах?..
- …Сюнкаку… - Котоку в шоке обернулся и заглянул в тёмные, помрачневшие глаза брата.
- Так же, как в прошлый раз. Разорви их на клочки… пожалуйста…
Котоку с беспокойством посмотрел на брата.
- Так, чего вы тут расшумелись?
Когда к этой сцене присоединился еще один человек, Шоко решила высказаться:
- О, это ты, дорогой? Добро пожаловать. Слушай, я просто не выношу этого Сюнкаку, его ни в чем нельзя использовать! Котоку-то прилежный труженик, так что он не проблема, но ты просто обязан чегой-то сделать с его младшим брательником! Кормить забесплатно этого мелкого крысеныша – только жратву переводить!
- Ладно, ладно, успокойся.
Этот мужчина по имени Ко, который являлся хозяином дома, был очень ленив и почти никогда не работал. Он украдкой взглянул на Котоку и усмехнулся.
- Котоку и Сюнкаку – наши драгоценные племянники, верно? Мы должны их хорошо воспитать.
- Чего? - Шоко недоверчиво уставилась на своего мужа.
- Что слышала. Просто воспитывай их так же, как ты делала до этого. Только не пытайся продать их без моего разрешения! Хорошо?
Сделав предупреждение, Ко снова покинул дом.
- Вы должны быть благодарны! – снова начала вопить Шоко. – В этом жестоком мире вы должны быть благодарны, что можете есть! Давай, Сюнкаку, возвращайся к колодцу. Если снова уронишь ведро, останешься без ужина! И Котоку, после того, как вычистишь свинарник, нарубишь дров! Давай, скачи уже!
Сёстры продолжали насмехаться над Сюнкаку.
- Ээээй, Сюнкаку, тащи воду!
- Если ты и на этот раз всё испортишь, мы запинаем тебя! Никчемный скунс!
- Ты ничего не можешь сделать без своего брата, ты – жабёныш!
- Плакса, трус, слабак!
Котоку почувствовал, как руки Сюнкаку вцепились в него сзади, дрожа из-за унижения.
- Лады, нам надо идти репетировать песни и танцы!
- Ага, точно, сеструх. Из-за того, что эти парни припёрлись сюда, у нас теперь есть больше времени на репетиции. Мы просто пипец как должны выбраться в столицу и стать лучшими певицами – суперзвездами!
- С мамкой за продюсера, наша группа будет называться «Шоу-Чику-Бай»*! Может, мы позволим вам, ребята, ходить за нами по пятам, когда мы станем знаменитыми! Ахаха!
В заключение сбив Сюнкаку с ног, две девочки, рожам которых было явно далеко до суперзвезд, с триумфом удалились, рассекая плечами ветер.
Их мать, которая искоса смотрела на мальчиков с неодобрением, внезапно вернулась к своему прежнему настроению.
- Давай, давай! Сюнкаку! Шевелись! – затопала Шоко ногами.
- …Сюнкаку, - Котоку помог младшему брату подняться, а затем улыбнулся ему.
Не теряй надежды!.. Что бы ни случилось, братик всегда будет прикрывать тебя… - одним взглядом сказал старший младшему.
Я знаю, и братик... Ты обещаешь… остаться со мной навсегда?..
Близнецы смотрели глубоко друг другу в глаза, и, как если бы они стали единым целым, тихо кивнули.



Примечание Fushigi:
* "Шоу-Чику-Бай" - "сосна, бамбук и слива", в Японии это символ счастья.
Это название группы складывается из первых слогов имен матери и дочек:
Шоко - сосновая бухта
Чикуэй - цветок бамбука
Байрин - сливовая роща

Вступление К легендам о хранителях Глава 2
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017