Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Дар Мерси
Глава 13. Священная ночь



Возлюбленная Титири отсутствующим взглядом смотрела в окно на причудливо освещенный сад. Шока встала рядом с ней и взяла ее за руку. Таноми рисовала портрет Мерси, пытаясь сделать ее взгляд грозным и воинственным, но она по-прежнему выходила какой-то милосердной. Ритс достала из кармана швейцарский армейский нож и склонилась над своим ноутбуком. Тетсуйя и Юи сидели в саду и тихо разговаривали. Стефани и Кейсуке изучали свиток, как вдруг они взглянули друг на друга и охнули в один голос. Когда все остальные столпились вокруг них, Кейсуке громко прочитал: "Возлюбленные Сузаку-но-Мико и сузаку-но-сейши со страхом ожидали начала битвы, не подозревая, что на них стремительно надвигаются темные силы Маиджина." И тотчас крики ужаса потонули в окружившей их темноте.

********************************

Накаго спокойно пересек полицейские барьеры, въехав прямо в сад, и припарковался на стоянке для спец. транспорта. Хотохори остановил машину рядом с ним.

"Знаете, может нам не стоит парковаться здесь," – начал Тирико, но замолчал, заметив взгляд Накаго. К ним с криками бежали полицейские. Миака тревожно оглянулась и открыла рот от изумления, когда увидела, что те врезались в невидимую стену, которая так или иначе сдерживала их от дальнейшего преследования.

Десять человек вылезли из двух машин, пристально вглядываясь в темноту. Ночь была тихой, и только насекомые, напуганные их внезапным появлением, постепенно снова завели свой разноголосый хор. Воздух был наполнен свежестью, запахами влажной земли, росистой травы и ароматом цветущего жасмина. Во мраке, царящем за пределами городских огней, внезапно раздался крик.

"Таноми?!" – заорал Тасуки и выхватил тессен из-за спины. Во всем городе Нара отключился свет. Грозная черная молния Тенкоу вспыхнула в ночном небе и озарила силуэты их возлюбленных, бессознательно висящих в воздухе над гробницей. Со всех сторон послышались вскрики ужаса и негодования.

Ледяной голос Тенкоу всколыхнул затемнённое пространство: "Иди ко мне, Мерси, и я отпущу их." Накаго схватил ее за плечо, когда она машинально выступила вперед.

"Мерси, не надо. Он никого не отпустит. Он просто играет с нами."

Мерси повернулась к Титири: "Пора?"

"Hai, no da. Но, minna, сохраняйте спокойствие, no da. Не теряйте контроль над собой, несмотря на то, что он сделает или скажет."

"Четыре созвездия в небесах…" – начали Миака и Така, но прежде чем они успели произнести заклинание, Тенкоу принялся истязать заложников, и Миака прервала свою мольбу. Тасуки размахнулся тессеном и, в неистовстве, чтобы спасти свою Таноми, выплеснул языки пламени в Тенкоу.

"Ты, ублюдок, ОТПУСТИ ЕЕ!" – рявкнул Тасуки.

"Тасуки! – выкрикнул Титири. - Защити Тамахоме и Миаку с помощью Мерси! Тамахоме и Миака, заканчивайте заклинание, no da!"

Было практически невозможно сохранять самообладание в этот напряженный и ответственный момент. Когда оставшиеся сейши положили свои руки на Мерси, они увидели, как Тенкоу набирается силы. Он начал расти, наполняясь темной энергией, его волосы трепетали на ветру, глаза злобно пылали.

"С этой силой, - провозгласил Тенкоу, и его голос гулким эхом отозвался под мрачным сводом неба, – Я стану богом в этом мире и буду править вечно. Вы не способны контролировать вашу ненависть, ваш страх. Отдайте все это мне."

"Миака, Така, hiaku!" – воскликнул Нурико.

"Minna, - прокричал Титири сквозь налетевший вихрь, – Уберите все отрицательные эмоции из вашей ki, no da. Они служат пищей для Тенкоу, так же, как и раньше, no da!" Мерси сконцентрировалась изо всех сил, но ей не давали покоя чувства страха, боли и гнева, которые она отчетливо ощущала в мощном потоке силы, поступающей к ней от Накаго и Сузаку-но-сейши. Внезапно она почувствовала, что настало время, и резко обовала этот поток. У Титири вырвался вздох изумления, Тирико едва не упал, глаза Накаго расширились, "Nani?"

"… в свете небес явись передо мной." В алом пламени божественного огня перед ними предстал Сузаку.

"Тамахоме, Миака, ваша безграничная любовь вновь отворила ворота Сузаку. И теперь, Тенкоу, ты больше никогда не вернешься во тьму, ты перестанешь существовать. Мы, четверо богов, нашей священной силой, навечно разрушим твои стремления к господству зла." Рядом с Сузаку ночная мгла озарилась сияющими лучами воплощений Генбу, Сейрю и Бякко. Согласно расположению их созвездий на небе они образовали четырехугольник вокруг Мерси, Миаки и Таки, и направили всю свою силу сквозь душу и тело Мерси.

Сначала ее душа запылала в огне багряного пламени Сузаку. Затем легкий ураган силы, которая была сущностью Бякко, всколыхнул этот священный огонь, и Мерси охватил жар, который ощутили все, кто стоял рядом с ней. Голубая вода Сейрю нахлынула на нее как огромная океанская волна, словно пришла из океана размером с небо. Она не погасила пламя, а придала ему огромную силу и энергию. И наконец, зеленый луч силы земли Генбу даровал ей надежное место, где можно взрастить ее душу, придавая ей непоколебимость.

"Такая сила – это слишком для меня", - с отчаяньем подумала Мерси, чувствуя, что энергия начинает вырываться из-под контроля. Эта сила в тысячу раз превосходила ту, которую она сосредотачивала на Накаго, но сейчас в ней не было боли и тяжести. На сей раз энергия была светлой, огромной и горячей. Мерси почувствовала безмерную любовь и сострадание к тому мстительному призраку, которым Тенкоу когда-то был, и злобному демону, которым он стал. "Я не сдамся", - решительно пообещала она, обращаясь ко всем. Она сконцентрировалась, вспоминая весь свой опыт общения с самыми темными сторонами тех людей, которых она "узнавала", и все же любила, несмотря ни на что.

Когда Мерси выплеснула всю эту огромную любовь и понимание в Тенкоу, который впитывал в себя тьму, он пошатнулся. Она прощала его за все с помощью силы Четырех богов, стоявших позади нее. Мерси ощущала, как эта сила прожигает ее насквозь, но готова была ради этого пожертвовать жизнью. И все же несмотря на ее стойкость, она постепенно начала исчезать. Замерцав в ярком свете, ее хрупкое тело словно превратилось в скопление звезд.

Тенкоу заметил грозящее ей исчезновение. "Даже со всей силой четырех богов ты не сможешь победить меня. Я научился собирать энергию в этом мире, так что даже без твоей помощи я все равно буду править здесь. Я заберу тех, кого вы любите, я уничтожу все, что вам дорого, за то что вы препятствовали мне."

"Накаго", - с отчаянием подумала Мерси. Мысль о нем придала ей решимости, и она почувствовала, что поток энергии, неудержимой огненной рекой полыхающий внутри нее, начал ослабевать. Накаго приблизился к Мерси и обнял ее за талию, предлагая свою силу и поддержку. Но, не готовый к тому, чтобы испытать все те чувства, которые она отдавала Тенкоу, он был потрясен.

"Накаго, не надо," – взмолилась Мерси, ее голос звучал тихим далеким эхом. "Не прикасайся ко мне. Тебя сожжёт." Он склонил голову и прижался к ее волосам, чувствуя, что она ускользает. Тогда он заговорил, пытаясь придать ей сил, желая удержать ее, но понимая, что она уходит безвозвратно.

"Я сделаю все, что от меня требуется, чтобы помочь тебе защитить этот мир. Ты была права, когда сказала мне однажды, что этот мир и люди в нем достойны того, чтобы отдать за них жизнь. Моя жизнь неразрывно связана с твоей, и если ты умрешь, ты умрешь не одна."

"Не сдавайся, Юирен," – раздалось в ее сердце. Niichan. Она услышала слова ободрения всех, кто собрался здесь, чтобы победить Тенкоу.

"Верь в нас, - прошептал Накаго. – Верь."

Мерси подняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо, расслабилась в его объятиях и полностью предалась силе, которая струилась сквозь нее. Вся ее хрупкая фигурка излучала сверкающий серебристый свет, льющийся сквозь одежду от кончиков волос до самых пят. Даже с закрытыми от нестерпимо яркого блеска глазами, Накаго различал это сияние. Титири стоял прищурившись позади него и видел, как всполохи света пронзают тело Накаго, просвечивая его кожу насквозь.

Накаго ощущал всю силу, пылающую внутри Мерси. Девушка засияла в его руках, как вспыхнувший костёр. Внезапно столп ослепительного серебристого света вырвался из толщи земли под их ногами навстречу звездному потоку, хлынувшему с небес, и слился с ним воедино. Мерси исчезла, оставив вместо себя лишь тусклое мерцающее облачко света. В мгновение ока оно разрослось и мягким сиянием охватило окрестность на десятки миль вокруг. Тенкоу захлебнулся в беззвучном крике и растворился. Там, где властвовал мрак, теперь воцарился свет. Накаго почувствовал, что его душа стала чистой, облегченной и светлой, но его руки были пусты.

В наступившей тишине и вновь сгустившейся темноте, сейши бросились к своим любимым, которые теперь лежали на траве. Хотя они и были слегка измучены и обессилены, к всеобщей радости оказалось, что им не причинили существенного вреда.

"Юирен," – взволнованно прошептал Така. Миака обвила его руками и прижала к себе. "Мне очень жаль, Така. Мне очень жаль." Она обернулась и увидела Хотохори, который склонился на колено рядом с Накаго, утешающим жестом положив руку ему на спину.

"Это она и хотела сделать – спасти весь этот мир," – торжественно произнес Хотохори.

"Нет." Накаго поднял голову и Хотохори вздрогнул, заметив боль в его глазах. "Это то, на что она была готова пойти. Но я надеялся… что когда все это закончится…" – его голос задрожал от непролитых слёз. Он зачерпнул ладонью горсть опаленной земли и просеял ее сквозь пальцы, пытаясь найти хоть частичку присутствия Мерси.

"Мерси, вернись, пожалуйста," – прошептал он. Слезы блестели и искрились на кончиках его ресниц, стекая по бледным щекам и падая в грязную землю. Накаго встал. "Сейрю. Сузаку. Генбу. Бякко. Верните ее!" – властно потребовал он, но боги уже исчезли.

"Ты же знаешь, что они не могут этого сделать, мальчик, так зачем же ты просишь их об этом?"- скрипучим голосом осведомилось нежданное видение, парящее перед ним в воздухе.

"Старуха, - пылко ответил он, возмущенный ее внезапным появлением. – Ты виновата в том, что втянула ее во все это. Сделай так, чтобы они ВЕРНУЛИ. ЕЕ. ОБРАТНО!" Последние слова были сказаны с яростью, голосом, в котором явственно слышались горечь и боль утраты. Это даже вывело Таку из оцепенения, которое охватило его, когда он увидел, что его сестра исчезла.

"Миака, - прошептал Така. – Он говорит как Накаго, но в его голосе…столько чувств…"

"Он тоже любил ее," – шепнула она в ответ.

Тайитсукун выпрямилась и смотрела на Накаго почти что с сопереживанием. "Она выбрала этот путь по собственной воле. И отлично с этим справилась. Больше никто в мире не смог бы даровать ему прощение безоговорочно, не испытывая ненависти. Она готовилась к этому моменту всю свою жизнь. Она видела самые тёмные стороны людей, которых узнавала с помощью своего дара, и несмотря на это всё равно прощала и любила их. Сначала это были близкие люди, затем ты, Накаго, и наконец, Тенкоу." Тайитсукун видела, как печаль и тоска невосполнимой утраты окутывают тяжелой пеленой опущенные плечи Накаго, и сжалилась над ним. "Хотя боги вселенной, которой я правлю, не могут превзойти смерть, я понимаю, что здесь есть тот, кто на это способен." Он изумленно взглянул на Тайитсукун, а та внимательно смотрела на него, ожидая ответа. Так и не дождавшись, она произнесла: "Вы все исполнили свое предназначение, и теперь можете следовать тому пути, который вы сами для себя избрали в этом мире." С этими словами она растворилась в ярком рубиновом свете.

"Эй, Тасуки, ты же священник, ну сделай чего-нибудь!" – подсказал Нурико, тыкая клыкастика локтем в бок.

"Яаа? – возмутился Тасуки. – За один год учебы в семинарии я же не стал священником! Я автогонщик!"

"Ну, тогда прочти молитву или что-то вроде этого, и попроси Мерси вернуться назад," – сердито заявил Нурико.

"По-моему, это считается богохульством," – задумчиво высказался Мицукаке.

"Может, надо сказать ей, чтобы она бежала по направлению к свету?" – серьезно спросил Тирико.

"Возможно, мы должны встать вокруг нее или сделать еще что-нибудь," – предположил Титири.

"Ребят, ну до вас не доходит! Люди не возвращаются к жизни после того, как испарятся!" –раздраженно воскликнул Тасуки. "Прости, Тама," – добавил он.

"ЗАТКНИТЕСЬ!" – прикрикнул на них Накаго. Он поднял голову к ночному небу. "Просто верните ее. Пожалуйста, верните ее," – обратился он к звездам, которые мерцали в вышине, но в ответ раздалось лишь робкое стрекотание одинокого сверчка. Накаго вспомнил, когда он в последний раз молился. Это было в старой деревянной часовне в сиротском приюте, где он завороженно наблюдал, как в теплых лучах воскресного утреннего солнца медленно и легко клубились серебристые пылинки. Её время ещё не пришло, она всё ещё нужна здесь. Я отдам свою жизнь взамен её. Он упал на колени. Накаго едва ли понимал, о чем он молился, но он был уверен, что не он один припал к земле, что не осталось ни единого человека, стоящего на ногах.

Никто не заметил первые проблески искр. Накаго, приклонивший колени перед тем самым местом, где исчезла Мерси, услышал изумленный вздох Хотохори и открыл глаза. Прямо перед ним средь чернеющей тьмы в причудливом танце кружились искорки света. Он смотрел, не веря своим глазам, как вихри пылинок постепенно стали принимать знакомые очертания. В надежде он протянул руки, и в них упало слабое безжизненное тело Мерси.

Така бросился к ним и рухнул на колени, наклоняясь к Мерси, лежащей в руках Накаго. "Юирен!" – с отчаянием выдохнул он, осторожно гладя ее по голове. "Она не дышит!" Миака нерешительно двинулась к ним.

"Очнись, Мерси," – прошептал Накаго, целуя ее бледную щёку.

"Вернись ко мне, любимая." Он коснулся губами ее лба. "Не покидай нас," – он нежно поцеловал ее в губы. Он долго смотрел на нее, потом прижался щекой к ее лицу. "Всё ещё тёплая", - подумал он. Перемена состояния Мерси была такой неуловимой, что Накаго едва заметил это. Он услышал ее слабый вздох, и сам задержал дыхание.

"Юирен!" – воскликнул Така, на этот раз с радостью.

"Така!" – закричала Миака, подбежала к ним и положила руки на плечи ему и Накаго.

Первое, что увидела Мерси, когда открыла глаза, были мокрые морские стеклышки. Затем ее обняли так крепко, что она поняла, что ее никогда не отпустят. "Ты вернулась." Его голос дрожал от волнения.

"Я слышала, как ты звал меня," – чуть слышно откликнулась она, и провела рукой по мокрой дорожке слез на его щеке.

"Накаго." Миака произнесла его имя с сочувствием, которое она и не надеялась когда-либо испытывать к этому человеку, причинившему столько страданий ей и тем, кого она любила. Така взглянул на Миаку и понял, что она права. Накаго был готов пожертвовать жизнью ради Мерси, он оплакивал ее преждевременную гибель. Как он мог ненавидеть человека, который любил его Юирен, который вернул ее из-за грани небытия? И вслед за Миакой он повторил: "Накаго." Тот бросил на него недоверчивый взгляд.

"Давай я помогу тебе отвезти ее домой," – предложил Така. Накаго молча изучил лицо Таки, ожидая увидеть там гнев или ненависть. Но вместо этого он обнаружил только доброжелательность и легкое ободрение, и почувствовал, как у него сжалось сердце.

"Arigatou, Тамахоме."



Эпилог

Была зима и было холодно. Прохладный ветер с Тихого океана приносил с собой мелкий дождь, который ронял редкие капли на песчаные дюны и нагромождение валунов у берега. Остановившись у самой воды, они наблюдали, как серые волны набегают одна за другой и разбиваются о скалы. Небо было подсвечено лучами невидимого солнца, а струи дождя покрывали горизонт туманной дымкой.

Мерси собирала морские стеклышки и набрала уже почти полные карманы. Они шли обедать в Fishwife, ресторан, который внешне казался скромным и обычным, но отличался превосходной едой и хорошим обслуживанием. Сначала они спустились к воде и любовались морским прибоем, затем побывали в нескольких бухтах, куда обычно волнами приносило морские стеклышки. Она взглянула на часы. Оставалось полчаса до того времени, на которое они заказали столик в ресторане. Ее спутник задумчиво смотрел в морскую даль, погруженный в свои мысли. Свет заходящего солнца пробрался сквозь туман, и резкие порывы морского ветра стали разгонять густую пелену. Последние лучи уходящего дня вспыхнули в его волосах золотым отливом.

"Накаго," – шепнула она, и ветер подхватил это имя. Он услышал и повернулся к ней, глядя небесно голубыми глазами. "Нам пора идти." Он кивнул и помог ей забраться на крутой склон. Повернувшись спиной к ветру, они зашагали по песку в направлении к Sunset Drive. Выйдя на неширокую улочку, они ступили на мокрый тротуар. Мерси слышала только скрип ботинок и стук своего сердца. Она задержала дыхание и пытавшийся вырваться вздох, когда ощутила легкую тень воспоминаний. Все это было таким знакомым, таким родным, что она резко остановилась и оглянулась. Накаго тоже остановился и вопросительно посмотрел на нее.

"Сон, - улыбнулась она. – Это было во сне."

*************************************

За обедом они разговаривали о том, что случилось за прошедший год (который Нурико прозвал "Годом свадеб"), когда женились все Сузаку-но-сейши, за исключением Нурико и Тирико.

"Нурико заявил, что Ритс еще слишком молода, а все остальные, включая и Стефани, сказали что Тирико еще слишком молод," – рассмеялась Мерси, вертя в руке фужер. Уголок рта Накаго приподнялся в знакомой усмешке.

Когда они вышли из ресторана, уже стемнело. Месяц тоненьким полукругом серебрился над водой. Они прошлись по знакомой улочке и оказались на безлюдной набережной. Небо было по-зимнему чистым, звезды по-зимнему яркими. Он взял ее за руку и повел на темный пустынный пляж. Они уселись рядышком на то место, где сидели днем, куда не долетали брызги набегающих волн и где песок был относительно сухим. Прислонившись к огромным валунам, они смотрели в ночное небо, и отыскали среди звезд Ориона, Кассиопею и Большую Медведицу. Он объяснил ей, как найти Полярную звезду, и показал несколько созвездий Генбу.

"Накаго." Мерси взяла его за руку. "О чем ты думаешь? Почему ты сегодня такой тихий?"

"Просто размышляю." Она сжала его руку и недоверчиво фыркнула. Он повернулся к ней с легкой улыбкой, которую Мерси все же разглядела в темноте, и заключил ее в объятия.

"Когда я представляю тебя с мужчиной, с которым ты проведешь всю свою жизнь, я думаю о ком-то надежном и порядочном. О ком-то из хорошей семьи и с большим состоянием. О человеке, у которого нет плохих качеств."

"Звучит по-идиотски. Может, он еще и в гольф должен играть?" – съехидничала она, и прежде чем Накаго еще крепче прижал ее к себе, Мерси успела заметить в темноте проблеск его усмешки.

"Я думал, что вместо этого ты будешь со мной, - он уткнулся носом в ее волосы. – Я прекрасно понимаю, что ты заслуживаешь лучшего, но я достаточно эгоистичен, чтобы все равно попросить тебя…"

Мерси откинулась назад и заглянула ему в глаза: "Ты… имеешь в виду…?"

"Мерси, выходи за меня замуж."

"Накаго," – чуть слышно выдохнула она.

"Это означает "да"?" Она кивнула, и он полез в карман. Мерси почувствовала, как теплое колечко скользнуло вверх по ее безымянному пальцу, плотно обхватив его основание, а затем их губы встретились в темноте.

Уже намного позже, они шли назад в гостиницу, отряхивая песок со своей одежды. Накаго повернул голову к Мерси и слегка обеспокоено спросил: "Я знаю, что Така больше не питает ко мне ненависти, но как ты думаешь, он готов к тому, что я стану членом вашей семьи?"

Мерси удивленно покосилась на него: "Ты что, шутишь? Еще месяц назад он спрашивал меня, надо ли ему тебя подбить, - она притворно кашлянула, - то есть, склонить тебя к тому, чтобы ты сделал мне предложение. И в интересах семейного счастья, я не скажу тебе, что говорили мои родители."

"Семейного счастья," - эхом отозвался он. - "Звучит неплохо". Она взяла его за руку, и они зашагали по траве по направлению к теплым огням гостиничных окон.

Конец.


Глава 12 Фанфики
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017