Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Хранитель и принцесса
Глава 4. Пути расходятся



Проснувшись утром, Фирука не сразу поняла, где она находится. Затем вспомнила, как вчера сбежала из дворца, как подобрала на дороге умирающего мужчину, как он чудесным образом исцелился… Она рывком села, устремив взгляд к кровати Хагаса, и обнаружила его уже одетым. Его костюм за ночь высох, и теперь Хагас стоял у двери, надевая сапоги. У девушки внутри разом все оборвалось.
– Хагас! Ты куда? – громко и отчаянно воскликнула она.
На кровати рядом заворочалась Танса, оторвала голову от подушки. Хагас даже не поднял взгляд, заканчивая возиться с сапогами. Глухо ответил:
– Прости, но мне надо ехать в Торан.
Фирука вскочила, метнулась к нему:
– Ты же едва поправился!
Он наконец решился взглянуть ей в глаза:
– Я уже вполне здоров, а дело больше не терпит отлагательств, – и добавил чуть мягче: – Спасибо тебе за заботу, Фирука. Ты спасла мне жизнь... Но я не могу долго здесь оставаться.
Фирука потупилась. Она понимала, что за важное дело у него может быть в Торане – недаром в бреду он говорил о брате. Наверняка он хочет увидеться с Тэгу, или даже вызволить его из заточения. Возможно, она могла бы ему помочь, но возвращаться туда, откуда только что сбежала – безумие, а признаваться Хагасу в том, что она – дочь императора, безумие вдвойне. И все же, отпускать его в Торан крайне опасно! Фирука беспомощно глянула на Тансу, которая молча подпоясывала платье, снова повернулась к Хагасу:
– Послушай, ведь ты же хранитель…
Хагас напрягся:
– И что с того?
– В Торане полно воинов императорской гвардии, шпионов и прочих ищеек, которые только и мечтают обнаружить хранителя и получить за него ценную награду. Если они заметят твой символ…
– Я убью их.
– И тебя схватят за сопротивление властям.
Хагас досадливо поморщился. Он надеялся, что на рассвете сможет тихонько уйти, не разбудив своих спасительниц. Понимал, что Фирука, скорее всего, расстроится, и что даже не поблагодарил ее как следует, но… остаться он не имел права. Прежде всего перед Тэгу. И когда Фирука все-таки остановила его, с одной стороны он был рад, а с другой – раздосадован. Он и сам понимал, насколько опасно соваться в столицу, и именно поэтому до сих пор не рисковал там появляться. Но все же ответил:
– Я могу контролировать появление своего символа.
– Как я могла заметить, не всегда, – съязвила Фирука, и задумчиво добавила: – Если бы его можно было чем-то скрыть…
Она оглядела комнату, словно в поисках предмета, способного спрятать отметину на переносице, и кинулась к своей сумке. Выудила оттуда нечто, очень похожее на военную форму («Откуда это у знатной девушки?» – мысленно удивился Хагас), срезала с нее черный кожаный пояс.
В сумке служанки обнаружилась точно такая же форма. Фирука срезала с нее второй пояс и подступилась к Хагасу:
– Сядь, я примерю.
Хагас с сомнением хмыкнул, но все же сел на низкий табурет. Фирука подошла к нему сзади, перекинула Хагасу поперек лица сначала один ремешок, потом другой – крест-накрест, так, чтобы они сошлись на переносице. Стала застегивать пряжки, зарываясь пальцами ему в волосы.
– Лучше я сам… – Хагас потянулся к застежкам, невольно коснулся ее пальцев и тут же снова опустил руку, позволяя Фируке завершить начатое.
Получившаяся маска пришлась впору, особо не мешала и проходила как раз поверх переносицы и щеки – там, где появлялся знак хранителя. Фирука оглядела свое творение:
– Неплохо получилось. Только надо чем-то скрепить ремешки…
– Госпожа, а это подойдет? – Танса указала на стоящий у стены сапожок Фируки, на голенище которого красовалась крестообразная декоративная застежка.
– Да, вполне! – обрадовалась Фирука и принялась отдирать застежку.
– Фирука, не стоит… – начал Хагас, но та уже протягивала ему маленькую золотистую деталь.
– Закрепишь ее вот тут? – она указала на переносицу.
Пока Хагас прилаживал застежку, Фирука молча смотрела на него, а потом все-таки предложила:
– Хагас, поедем с нами! Мы ищем клан Одо и хотим присоединиться к нему. Это люди, которые верят в легенду о жрице и хранителях, несмотря ни на что. Верят, что хранители приносят благо и спасут нашу страну! Там с радостью примут тебя.
У Хагаса дрогнуло сердце. Поехать с ней – да, он хотел этого, но еще больше он хотел спасти Тэгу. В конце концов, это цель всего его существования. К тому же он не придавал никакого значения легенде о жрице. Какое ему дело до страны, когда брат томится в заточении?
– Не могу, – отрезал он.
– Что ж, – Фирука чуть слышно вздохнула. – Ну, может как-нибудь потом… Правда, мы пока сами не знаем, где их искать.
Хагас невесело усмехнулся. Долго же им придется колесить по всему Хоккану, разыскивая тех, кто находится вне закона. Совсем молоденькая девушка и ее служанка, к тому же, склонные подбирать и выхаживать незнакомцев, которые валяются у обочины. А что, если им попадется какой-нибудь разбойник? Если встретятся хищники, как в Урутае? Проводить бы их, но… Нечего даже думать об этом.
Закончив с маской, Хагас взглянул в мутное зеркало, висящее на стене возле двери – вид был довольно странный, но в то же время устрашающий. И главное, символ хранителя надежно скрыт от посторонних глаз. То, что надо.
– Спасибо, – коротко поблагодарил он, обращаясь к обеим женщинам. – Ну, мне пора.

Они вышли проводить его на улицу. Хагас старался не смотреть на Фируку. Мысленно он уже был в Торане, поэтому лишь у порога обернулся, сдержанно проговорил:
– Спасибо вам за всё. Прощайте!
Фирука сделала к нему легкое движение, будто хотела то ли удержать, то ли обнять на прощание, но спохватилась, одернула руки и сложила их поверх платья.
– До свидания, Хагас. Береги себя!
Она снова смотрела на него с нежностью, и чтобы не видеть этого взгляда, Хагас отвернулся и быстро зашагал прочь.
Фирука долго глядела ему вслед, пока смутный силуэт не затерялся в утреннем тумане, среди редких прохожих. Ждала, что он обернется. Но этот суровый воин даже ни разу не замедлил шаг, не повернул голову. Спешил поскорее расстаться… Неужели он все-таки смог бы уйти, даже не попрощавшись?
– Ну что за неблагодарность! – горько вздохнула Фирука.
Танса за ее спиной звала настойчивым шепотом:
– Пойдемте, Ваше Высочество! Мы должны скорее уехать как можно дальше от столицы, чтобы император не нашел Вас… Слышите, госпожа?
Фирука наконец обернулась и медленно побрела за служанкой обратно в комнату. Нужно было собираться в дорогу.

***
По пути в столицу Хагас вспоминал свою последнюю встречу с Темуданом. Принц явился в долину Урутай вскоре после того, как по приказу императора забрали Тэгу – извиниться за то, что произошло. Хагас тогда был зол на весь клан Роун, включая Темудана, но при виде его, больного и лишенного надежды на полагавшийся ему по праву престол, злость сменилась сочувствием. Хагас почувствовал в нем родственную душу. Принц был так же слаб и жалок, как и он сам, но не намерен сдаваться. Они расстались друзьями, условившись дожить до того момента, когда оба смогут вернуть себе то, что у них отобрали...
Темудан заметно изменился с их прошлой встречи. Да и неудивительно – с тех пор прошло почти шестнадцать лет, а время и болезни не красят людей. Впрочем, Хагас изменился куда заметнее, превратившись из тощего большеглазого мальчишки в высокого статного воина. Однако Темудан его узнал и, похоже, был рад его видеть. Принц даже встал со своего кресла и подошел к преклонившему колени воину – железные протезы в кожаной обуви мягко ступали по ковру, чуть слышно поскрипывая.
– Встань, Хагас. Ты ведь по-прежнему друг мне?
Хагас глухо ответил «Да, Ваше Высочество» и поднял голову, но подняться так и не решался. Тогда принц протянул ему руку, совсем как раньше:
– Встань, что же ты? Раз ты пришел, должно быть, ты все-таки обрел силу хранителя?
– Не совсем, но… – Хагас сжал протянутую ладонь и поднялся с колен. Принц выжидающе смотрел на него, теперь уже снизу вверх. Воин расстегнул и снял маску, крест-накрест пересекающую его лицо. На переносице темнела верхняя часть символа хранителя Генбу, Урумии.
Темудан чуть заметно улыбнулся:
– Вижу, теперь ты близок к осуществлению своей цели. Я рад, что ты дожил до этих пор. Я тоже выжил, чего бы мне это ни стоило. И я жду своего часа…
– Я готов служить Вам, Ваше Высочество, – твердо сказал Хагас, снова надевая маску. – Готов помочь Вам вернуть престол, если Вы поможете спасти моего брата.
– Прости, но пока что я по-прежнему бессилен, – вздохнул принц Темудан. – Доступ туда, где томится твой брат, есть только у императора, но как только я им стану, ты сразу увидишься с Тэгу. Даю тебе слово! Лишь бы проклятая болезнь не оборвала мою жизнь раньше времени. Хотя… скорее всего, права была старая вещунья: мне суждено умереть не от болезни, а от рук хранителя Генбу, Уруки. Поэтому, если хочешь мне помочь… – в тихом, надломленном голосе принца появились жесткие нотки, – прежде всего, убей Уруки, Хагас.
Воин покорно склонил голову, без тени эмоций на лице:
– Как Вам будет угодно.
Этот приказ вполне отвечал его желаниям. Хагас и сам хотел снова встретиться с Уруки, чтобы впитать, наконец, всю его силу. А после, что ж, убить – так убить. И Уруки, и, если понадобится, императора Тэгиру, чтобы принц Темудан взошел на трон и открыл путь к Тэгу. И тогда брат, наконец, будет спасен! Ну а потом… потом Хагас решил все-таки отыскать ту удивительную девушку, которая вернула его к жизни.

***
Лес с виду казался совершенно обычным: густые деревья, укрытые легкими белыми хлопьями, припорошенная снегом земля без единой тропинки…
– Госпожа, я не уверена, что это здесь… – начала было Танса, но Фирука заявила:
– По крайней мере, мы должны это проверить!
Она пришпорила коня и ринулась вперед, не обращая внимания на оклик служанки:
– Постойте, госпожа Фирука! Помните, в священный лес не так просто войти!
Но принцесса махала ей рукой уже из леса:
– Смелей!
Танса нагнала свою госпожу, то и дело оглядываясь по сторонам. Лес лишь тихо шелестел не до конца опавшей листвой и изредка ронял иней с широких ветвей.
– Как рано в этом году зима настала… – невпопад заметила Фирука.
– Да, госпожа, – отозвалась Танса, ехавшая чуть позади нее. – Что-то с каждым годом все холоднее и холоднее… Стойте!
– В чем дело? – Фирука обернулась. Танса указала ей на заросли кустов с правой стороны и прошептала:
– Кажется, там кто-то есть!
Принцесса потянулась к луку за спиной, но едва успела приложить к нему стрелу, как услышала громкий мужской голос:
– Опустите оружие, если вы пришли с миром!
Из-за кустов вышли двое мужчин в длинных плащах и капюшонах. Увидев, что эти люди безоружны, Фирука вернула стрелу обратно в колчан и обратилась к ним:
– Здравствуйте! Мы не хотим причинить никому вреда. Мы ищем клан Одо.
– Лес Насару не впустит тех, кто пришел с враждебными намерениями, так что у нас нет оснований вам не доверять.
Мужчины подошли ближе. Тот, что постарше, откинул капюшон и представился:
– Помощник старейшины клана Одо, Анрус. А это мой сын, – он указал на своего спутника, и тот приветственно кивнул. – Следуйте за нами.
Фирука радостно переглянулась со служанкой, и они направились за своими провожатыми в лесную чащу, где среди причудливо изогнутых деревьев уже виднелись каменные дома.
Здесь, в священном лесу, принцесса решила переждать до тех пор, пока не появится жрица Генбу. Согласно легенде, жрица должна собрать семерых хранителей, среди которых будут Хагас и Тэгу. И тогда они обязательно встретятся, и Фирука, по мере своих сил, поможет им вызвать бога Генбу, чтобы возродить эту страну.


КОНЕЦ
(и начало манги)


Глава 3 Вернуться назад
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017