Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама
Профильная труба квадратная цена.

Легенда о скорби Судзаку
Глава 2. Поиски прекрасных дев



- Тэндо! Тэээндооо!
Услышав, что его зовут, молодой человек оторвался от своей работы и поднял голову. По грязной тропинке через поле к нему спешила Хоки.
- Я здеееесь! – Тэндо вытер пот со лба и помахал рукой.
Подбежав к нему, девушка сказала:
- Вот, держи - твоя мама попросила отнести тебе обед. Она и на мою долю еды положила, чтобы я осталась тут и составила тебе компанию.
С улыбкой Хоки протянула ему узелок с обедом. Тэндо, слегка прищурившись, залюбовался этой улыбкой – на его взгляд ослепительной как солнце.
- Как чувствует себя твой отец? – поинтересовалась Хоки.
Уже почти полгода отец Тэндо из-за болей в груди был прикован к постели.
- Сдается мне, что так же, как всегда.
- Ясно…
Они примостились на окраине поля, развязали узелки с обедом и принялись за еду. То, что они называли «обедом», на деле был всего лишь вареный ямс с хлебом. Но от этой скромной пищи и холодной воды Хоки словно наполнялась жизнью, да и Тэндо чувствовал, как к нему быстро возвращаются силы.
- Тэндо, а ты уверен, что справишься с целым полем в одиночку? – Хоки с беспокойством заглянула в лицо парня.
Поскольку его отец не вставал с постели, а матери приходилось постоянно заботиться о больном муже, Тэндо вынужден был один вести все их семейное крестьянское хозяйство.
- Ну да, вполне. А хочешь, я и тебе в поле буду помогать? – Тэндо сверкнул белозубой улыбкой на загорелом лице.
- Ой, ну и хвастун же ты!
Хоки обхватила обеими руками крепкий бицепс Тэндо и расширила глаза от удивления:
- Ого, такой твердый!
- В этом году мы наверняка соберем хороший урожай, так что после уплаты налогов может даже еще и прибыль останется…
- И может, тогда ты даже сможешь купить лекарство для отца! – глаза Хоки радостно заблестели.
- Ага…
Тэндо взглянул на полинялое платье сидящей рядом с ним девушки. Неожиданно для себя он подумал: «Если после покупки лекарства для папы у меня еще останется немного денег, я бы прикупил ей какую-нибудь красивую одежду… или хотя бы заколку для волос…», но он быстро отогнал от себя эти мысли.
- А как там дела на вашем поле?
Хоки тихонько ответила: - Наше овощное поле затопило, так что я не думаю, что этой осенью у нас будет урожай… Папа говорит, что в нынешнем году мы наверное опять не сможем заплатить налоги…
Деревня Сэйрин в префектуре Джусо, на юго-западе от столицы, представляла собой бедное крестьянское селение примерно из 50 домов. Хоки жила через три дома от Тэндо, со своими родителями и братом. Тэндо вырос вместе с Хоки, которая была на два года младше него, и с ее младшим братом, Огаку. Все трое были друг другу как родные. До сих пор Тэндо с Огаку любили помахать палками, тренируясь биться на мечах.
- Наш господин добрый, может он разрешит вам отложить уплату налогов до следующего года, – сказал Тэндо, пытаясь ее подбодрить.
- Да, надеюсь…
При виде того, как длинные ресницы Хоки встревоженно опустились, у Тэндо защемило в груди. Последние несколько лет поля ее семьи преследовали сплошные напасти. От безысходности отец Хоки начал сильно выпивать и бродить по городам, проигрывая там все сбережения. Иногда выдавались даже такие дни, когда их семье было нечего есть. Тэндо понимал, что должно быть из-за этого его мать частенько угощала обедом Хоки.
И все же когда Хоки исполнилось шестнадцать лет, она просто светилась красотой, несмотря на то, что грязь и тяжелая работа наложили на нее свой отпечаток. Если бы она была дочерью какого-нибудь торговца, она могла бы носить нарядные платья и наслаждаться беззаботной жизнью. Но хотя природа и наградила Хоки прелестью и изяществом, девушка была обречена целыми днями вкалывать на поле.
Тэндо все чаще и чаще думал о том, что мир несправедлив. «Я не допущу, чтобы она провела так всю жизнь, - поклялся он сам себе. - Я буду трудиться не покладая рук, и накоплю денег. Тогда я куплю еще земли, и заработаю еще больше денег… И тогда я женюсь на Хоки…»
Тэндо и сам не заметил, как начал размышлять подобным образом. Когда он представлял все это в своих мечтах, его не пугала ни уйма работы, ни любые трудности.
- Я уверен, будет и на твоей улице праздник! - глядя на слепящее солнце, он заново перевязал свои длинные волосы в хвост на затылке и широко зевнул.
- Надеюсь! – согласилась Хоки.
Каждый раз при виде ее предельно искренней улыбки Тэндо чувствовал себя так, словно темные небеса в его сердце тотчас же светлели. «Даже если нам суждено вечно жить в бедности, пока она со мной, мне ничего не страшно. Пока у меня есть возможность видеть ее…» - думал он.
- Я уверена, что ты заслуживаешь лучшей участи, Тэндо… - прошептала Хоки. Ее глаза со слегка опущенными уголками сияли так, будто смотрели на нечто особенное. – Крестьянская жизнь не для тебя… Хотя ты постоянно весь в грязи, и кожа почернела от загара, да и побриться бы тебе не мешало, но я уверена, что если тебе как следует отмыться, то ты будешь писаным красавцем!
Хоки захихикала, и Тэндо слегка хлопнул ее по затылку.
– Да что ты говоришь! Это я уверен, что если ТЕБЯ отмыть, принарядить и причесать как следует, ты может даже станешь наконец-то похожа на женщину.
- Как тебе не стыыыдно! – протестующе надулась Хоки. – Я же взаправду так думаю… Даже твое имя звучит очень величественно…*
- Я в курсе, что моим родителям целых 10 лет после свадьбы не удавалось завести ребенка, но это ж надо было додуматься назвать меня «херувим»! А кстати, как насчет тебя? Имя «Хоки» больше подходит для какой-нибудь принцессы!**
- Что ж… Похоже, наши с тобой имена слишком хороши для нас. - Хоки встала и отряхнулась. – Ну, мне пора.
Она уже было повернулась к нему спиной, собираясь направиться к дому, но внезапно Тэндо окликнул ее.
- Скажи… Тебе не нравится быть крестьянкой?
Хоки обернулась.
- Думаешь, все крестьяне жалкие уроды?!
Хоки в ответ отчаянно замотала головой:
- Вовсе нет. Даже если ты весь такой чумазый, все равно ты… все равно ты ОЧЕНЬ красивый!

***

Придержав свою лошадь у самого въезда в деревню, Гентокуин окинул неодобрительным взором заброшенные окрестные поля.
- Не думаю, что в таком захолустье могла бы жить какая-нибудь красавица…
Хотя Мотаико три года назад разжаловала его в лакеи, он никак не мог с этим смириться, и упросил, чтобы его восстановили в прежней должности.
До того, как Гентокуин стал служителем гарема, он был известным и уважаемым прорицателем и советником бывшего императора. После смерти Мотаико, когда было решено собрать гарем для Сайхитея, Гентокуина снова призвали во дворец, чтобы поручить ему поиски будущих наложниц.
Поначалу Гентокуин обрадовался предстоящей возможности вновь попасть в милость к императору, но прибыв в суровые крестьянские земли, быстро сник. Если б ему удалось привезти обратно красивую девушку, которую Сайхитей сделал бы императрицей, то Гентокуин получил бы не только деньги, но и незримую нить к императорской власти. Однако в случае неудачи его ожидало прямо противоположное.
Чтобы выместить на ком-то свою досаду, Гентокуин вскинул кнут и изо всех сил подстегнул лошадь.

***

- Я вернулся.
Закончив работу, Тэндо возвратился домой к матери. Сёун с нетерпением дожидалась сына.
- Ах, вот и славненько. Умаялся небось! Давай скорее ужинать.
- Мам, я тут по дороге домой встретил Рин и Кику, они были будто сами не свои. Сегодня что-нибудь стряслось?
- А?! Ох… Да нет, в общем-то ничего особенного.
Сёун схватила сына за руку и потащила к накрытому столу.
- Ну рассказывай же, мам, не томи, а то мне страсть как любопытно.
Заметив, что жена пропустила слова Тэндо мимо ушей и сосредоточилась исключительно на накладывании еды себе в тарелку, ее муж Чусин, лежащий в соседней комнате, крикнул:
- Голубушка, не стоит нам скрывать это от Тэндо.
- Ну как же не стоит…
Поднявшись из-за стола, Тэндо подошел и присел у постели отца.
- Сюда явился гонец из столицы, - сообщил сыну Чусин.
- Гонец? - Тэндо удивленно вскинул голову, не понимая, что могло понадобиться посланнику из столицы в их захудалой деревушке.
- Говорят, что… он набирает девушек в императорский гарем…
- Гарем?!
- Дескать, каждая семья, в которой имеются подходящие девушки, должна привести их завтра в дом нашего господина на смотрины.
У Тэндо перехватило дыхание. В их деревне было очень мало семей с подходящими дочерьми, и одна из них – как раз семья Хоки. А главное, в гарем наверняка берут только красивых девушек. В таком случае, подойдут далеко не все…
Не в силах сохранять спокойствие, Тэндо вскочил, но отец схватил его за руку.
- Я уверен, что Хоки не поедет ни в какой такой гарем, так что можешь не волноваться.
- Папа… - Тэндо потрясенно уставился на отца, который словно прочел его мысли.
- Думаю, что насильно ее туда никто не потащит…
Тэндо кивнул в знак согласия, но зародившееся в его сердце беспокойство не исчезло. Семья той девушки, которую заберут в гарем, возможно, получит денежную компенсацию… а отец Хоки был по уши в долгах.
- Тэндо… я понимаю твои чувства, - Сёун подошла к сыну. – Ты же ведь хочешь жениться на Хоки, правда?
- Мама…
- Хоки очень хорошая и работящая девушка. Я только и мечтаю о том, чтобы вы с Хоки поженились и вдвоем вели наше хозяйство…
Стоило матери задуматься об этом, как она внезапно замолчала и утерла слезы. Тэндо приобнял своей сильной рукой ее хрупкие плечи. Волосы Сёун поседели уже больше чем наполовину, так же как и волосы ее мужа.
- Я останусь здесь и буду заботиться о вас обоих до конца своих дней, поэтому не говори так.
Мать подняла на него глаза. Из-за тягот крестьянской жизни ее лицо было покрыто морщинами, которые придавали ей печальный вид.
- Ты уверен? Ты и вправду собираешься навсегда остаться здесь с нами, стариками?
- Конечно, правда. Ей-богу, мам, да что с тобой такое?!
Слегка поглаживая спину матери, пока она всхлипывала, уткнувшись ему в грудь, Тэндо изо всех сил сконцентрировался на том, чтобы подавить охватившее его тревожное предчувствие.

***

На другой день…
Оглядывая родителей и дочерей из пяти семейств, представших перед ним в доме здешнего помещика, Гентокуин покачал головой - его худшие ожидания оправдались.
- Это что, все? – спросил он хозяина имения.
- Ну, не так чтобы совсем «все», сударь…
Даже если и оставалась еще какая-то девушка, Гентокуин вовсе не горел желанием с ней встретиться, если она была вроде тех, кого он уже повидал. Но когда он уже готов был отправиться на поиски в другую деревню, его остановил чей-то голос.
- Не надо! Папа, пусти меня!
В комнату вошел мужчина, таща за собой упирающуюся дочь.
- Ёо, ты что, опять напился? – осторожно поинтересовался хозяин поместья.
- Сударь из столицы, пжалста заберите мою дочку в ентот ваш гарем, - дыхнув перегаром, Ёо легонько подтолкнул свою дочь к Гентокуину. - Ее Хоки звать. Давеча ей шестнадцать годков стукнуло.
Гентокуин изучающе обвел взглядом молоденькую крестьянку. Ему было приказано набирать девушек исключительно от 16 лет и старше, так что она едва достигла приемлемого возраста. Внешность Хоки его не особо впечатлила, но было ясно, что если ее хорошенько отмыть и привести в порядок, она могла бы превратиться в сверкающий бриллиант. Глядя на Хоки, не хотелось сводить с нее глаз.
- Что ж, она несомненно красивая девушка…
Удовлетворенно улыбаясь, Гентокуин протянул Хоки свою бледную морщинистую руку.
- Н… но я не хочу в гарем!
Хоки резко оттолкнула его руку и бросилась обратно к отцу.
- Тебе просто нужны деньги, да, папа?! Тебе так нужны деньги, что ты готов продать меня!
Отец залепил ей пощечину.
- Е…ежели ты останешься в ентой деревне, счастья тебе век не видать! Так и проживешь всю жисть бедной крестьянкой, пока не помрешь… А благодаря своему никчемному папаше придется тебе до конца дней своих оплачивать мои долги… да и нынче…
Его дрожащий голос смолк. Шмыгнув носом, отец продолжил:
- Ты заслуживаешь лучшей доли. Поезжай во дворец. Господин посланец, не нужны мне деньги. Просто заберите мою девчушку… пожалуйста, заберите ее во дворец!
- …Папа… - Хоки даже и не знала, что ответить.
Заметив ее душевные колебания, Гентокуин отвел помещика в угол комнаты и шепотом принялся о чем-то его расспрашивать. Затем он снова подошел к отцу Хоки и заявил:
- Ёо, может Вы и говорите, что Вам не нужны деньги, но ваш господин поведал мне, что Вы вот уже несколько лет уклоняетесь от уплаты налогов.
При этих словах Гентокуина отец Хоки поник головой.
- А это равносильно тому, что утаивать налоги от государственной казны. Вы хоть представляете себе, какова сумма неустойки за просрочку?
Дело принимало серьезный оборот. Все присутствующие напряженно замолчали.
- Ну, так что будем делать с Вашей дочерью?
Хоки закусила губы. И тут в комнату, тяжело дыша, ворвался еще один человек.
- Хоки! Какого черта ты здесь торчишь?!
- Тэндо…
Вновь прибывший метнул гневный взгляд на отца Хоки - тот упал на колени.
- Да что ж ты за отец такой – тащишь свою родную дочь в гарем против ее воли!
Тэндо ухватил Хоки за руку:
- Пошли. Уходим отсюда!
- Нет, погоди… - отпихивая его, Хоки обратилась к Гентокуину: - 30 золотых, о которых Вы упомянули… Если я поеду в гарем, можно ли будет не брать эту задолженность в расчет?
Гентокуин молча кивнул. Тэндо грозно двинулся к нему и грубо схватил его за шиворот:
- Отвечай, что здесь творится?!
Никто даже не пытался унять внезапную ярость молодого человека. Подвешенный в воздухе его сильной рукой, Гентокуин задыхаясь объяснил в чем дело.
- 30 золотых в качестве штрафа за неуплату налогов? – обернулся Тэндо к своему господину. – А с какой стати Вы рассказали этому типу о его долгах?!
Потупив взгляд, землевладелец пробормотал:
- Я не хотел… но держать тут того, кто не платит налоги, мне в общем-то не очень выгодно…
Тэндо сделал вывод, что Гентокуин выудил из их помещика эти сведения, чтобы заставить Хоки вступить в гарем. Вот паршивый гаденыш! Тэндо подавил желание заорать на него что есть мочи, и вместо этого лишь свирепо уставился на гонца в монашеском одеянии. Внезапно до парня дошло, что Гентокуин долго так не протянет: в таком положении дышать было затруднительно. Тэндо разжал руку. Переводя дыхание, гонец обратился к нему:
- Так значит, тебя зовут Тэндо… Неподходящее имечко для крестьянского сына…
Затем Гентокуин еще раз пробежался взглядом по Хоки и Тэндо, и объявил:
- 30 золотых. Если принесешь мне эту сумму, я отпущу девчонку.
- Хоки, жди меня здесь. Я скоро принесу деньги!
- Тэндо…
И оставив в комнате совершенно растерянную девушку, Тэндо диким ветром вылетел из хозяйского особняка.

***

Хотя Тэндо и объявил во всеуслышание, что заплатит штраф за просрочку, в их деревне не было ни единой души, кто мог бы одолжить хотя бы часть такой огромной суммы. Вернувшись домой, парень второпях пересчитал свои давние сбережения – едва набралось пять золотых. Он рухнул на пол, совсем уже было отчаявшись, как вдруг услыхал еле доносящийся из соседней комнаты шепот родителей.
- Голубушка, отдай-ка это Тэндо…
- Но как же…
- Я уверен, что тогда они отпустят Хоки…
- Я знаю… но…м-мы не можем…
- Почему?
- Ты знаешь почему. Ежели они узнают, что у нас есть такая вещица… они могут…
- Да уж…
Тэндо недоуменно поднял голову: о чем это они? Хотя, если подумать, мама как-то странно себя вела со вчерашнего дня. Будто она с чего-то вдруг испугалась гонца из столицы…
И тут за окном послышался топот копыт. Опрометью выбежав во двор, Тэндо едва успел заметить Хоки, которая сидела в экипаже и грустно прощалась с матерью и младшим братом.
- Хоки!!!
Тэндо яростно рванул к экипажу, вцепился в окно и закричал:
- Вылезай!!! Куда это ты собралась?!! Не поедешь ты ни в какой гарем!!!
- Тэндо… - отстраненно улыбнулась Хоки. – Не волнуйся. Если я поеду, моей семье больше не придется беспокоиться насчет денег…
- Дурища! Если вам так нужны деньги, я буду работать не покладая рук, и заплачу за все сам! Я обещаю, что сам заплачу!
Хоки слегка помотала головой:
- Не стоит утруждаться… Я все равно не изменю свое решение. Я поеду в дворцовый гарем, и буду жить в роскоши, не ведая забот… Так хочет папа. Я уверена, что если я буду жить там, ему больше не о чем будет волноваться…
- Хоки… - Тэндо пристально посмотрел на нее. - Ты…ты правда так думаешь? Думаешь, что не сможешь жить счастливо здесь?…
Хоки не проронила ни звука, из ее глаз медленно потекли слезы. Гентокуин бесцеремонно крикнул: «Н-но!» и коляска тронулась с места.
- ХОКИ!!!!!
Даже когда экипаж скрылся из виду, Тэндо продолжал отчаянно гнаться за ним, пока не почувствовал, что сердце вот-вот выскочит из груди. Упав на колени и жадно хватая ртом воздух, он устремил холодный грозный взор в сторону столицы.
- Чтоб ты сдох... - выругался Тэндо на виновника создания этого гарема.
Сайхитэю сейчас, должно быть, около семнадцати лет… И по слухам он красивый, словно девушка… Да еще вдобавок ко всему, он один из семи хранителей Судзаку… Но его матерью была Мотаико, эта чокнутая ведьма, которая наводила ужас на всю страну… От одного только представления о том, как она в гневе врывается в их родную деревню, аж в дрожь бросало. Небось она хорошенько промыла мозги Сайхитэю… А он живет преспокойно во дворце, купается в непомерной роскоши, и в ус себе не дует… Он сроду не пачкал рук, ему не приходилось заботиться о том, где бы добыть себе еду на день грядущий. Он постоянно окружен слугами, которые его обхаживают и потакают всем его желаниям… А теперь ему и этого мало - он начал красть из семей всех первых красавиц страны. И Хоки везут в такое порочное, развратное место…
Сердце Тэндо внезапно захлестнула волна щемящей боли. Сквозь зубы он снова простонал:
- Чтоб ты сдох!
Из его судорожно сжатых кулаков посыпались обратно на дорогу грязные комья земли…



* Тэндо переводится как "херувим", или дословно "небесное дитя". Второй, скрытый смысл значения этого имени – "ребенок императора".
** Имя Хоки, или вернее Хооки, означает "прекрасный феникс".
И раз уж взялась переводить имена:
Сёун – "маленькое облако" или просто "облачко".
Чусин – "верность правде", "преданность истине".
А название деревни Сэйрин означает "зеленая роща".

Глава 1 К легендам о хранителях Глава 3
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017