Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Легенда о Шугёку, красной жемчужине
Глава 10: На пороге



На следующее утро Тамахоме, Юма и Фука покинули поместье Кьо.
- Спасибо, что позволили у вас переночевать. И простите, что испачкала ваше дорогое платье, - сказала Фука, снова переодевшись в свои рваные обноски.
- Да ладно, - махнула рукой Бихо. - Я о многом думала прошлой ночью и поняла, что нельзя судить людей только по одежде. Когда ты была в том платье, то выглядела куда красивее меня. И не только из-за платья. И я уж точно не смогла бы вернуть Тамахоме и твоего брата в целости и сохранности…
- Ой, я тоже очень вам благодарный, что вы того паразита Мимадо прикончили, - подхватил Сенмей. - А теперь как ещё и Жрица Сузаку объявилась, так вообще хорошо стало! Я вот тоже всё с начала начну, и на этот раз всё по совести будет! - с этими словами торговец окинул грустным взглядом стены своего особняка, который он в тот день собирался продавать.
- И что вы трое теперь будете делать? – спросила Бихо.
- Вернёмся в наше селение, - ответил Юма. - А по дороге постараемся подзаработать.
- А когда вернёмся, то начнём снова выращивать урожай, - добавила Фука. - Кому-то ведь надо об этом позаботиться, пока Тамахоме будет мир спасать, – она улыбнулась Тамахоме.
- Знаешь, слишком уж ты хороша, чтобы ковыряться на грядках, - честно заметила Бихо. Тут её взгляд упал на шею девушки. - Ж-ж-жемчужина?!.. Это от… Тамахоме?! Да, я знаю, знаю, что от него! Конечно, ты ведь настоящая красавица, а после того, как вы победили Мимадо, он наверняка в тебя влюбился. Я так тебе зави-и-и-идую!
- Ну и ду-у-у-ура, - отозвался Юма.
Фука посмотрела на Юму, потом на Бихо:
- Я могу звать его «братом», но мы вовсе не родственники по крови! – она слегка покраснела.
- А? Что? Что ты сказала? Так значит вы двое… О… - Бихо встрепенулась: - А где тогда жемчужина Тамахоме? - она подскочила к Тамахоме и быстро вытащила у него из-за ворота жемчужину. - Ффух… На месте!.. Слушай, Тамахоме, я сейчас как раз собираюсь одолжить значительную сумму - ты продашь мне свою жемчужину?
Сенмей перехватил дрожащую руку дочери.
- Да ладно тебе, па! - с жаром затараторила Бихо. - Ведь эта жемчужина приносит счастье! Я получу её от Тамахоме, стану его девушкой, а потом мы вместе вернём назад всё наше состояние!
- Да протри глаза ты уже, наконец! Настоящее счастье за деньги не купишь! - Сенмей как следует встряхнул дочь. - Помнишь, что мама твоя говорила?
- Па-а-а-а-а! – Бихо бросилась на грудь отцу и зарыдала.
- Прости меня… - тихо произнёс Тамахоме. - Было время, когда я всерьёз подумывал о том, чтобы продать её тебе…
- Это ради твоей семьи? - всхлипнула Бихо.
Тамахоме кивнул:
- Но у меня получилось раздобыть денег без того, так что… - он снова вспомнил слова той странной дамы, которую они встретили в городе. Понимая, что он разбил девушке сердце, пусть и ради блага своей семьи, Тамахоме снова стало стыдно.
- Тамахоме, даже не думай о том, чтобы продать свою жемчужину, - хлопнул его по плечу Юма. - Такие вещи не на продажу.
- Он прав, - улыбнулась Фука. - Ты должен отдать её той, которую полюбишь, - сказав это, она повернулась к Бихо: - Не расстраивайся, я уверена, что однажды ты тоже получишь такую жемчужину. И совершенно бесплатно.
Бихо неуверенно кивнула.
- Ну, нам, пожалуй, пора.
Однако не успели они повернуться спиной к семейству Кьо, как Сенмей ухватил Тамахоме за рукав:
- Стоять! С вас один золотой за ночёвку и еду.
- Что-о-о-о?!
- Ничего не знаю - дружба дружбой, а спасибо в карман не положишь. Гоните денежки, короче, - заявил Сенмей и протянул руку. Рядом с ним тут же вытянулась другая рука, поменьше:
- Папочка, ты слишком с ними мягок. Как насчёт того, чтобы включить в оплату аренду моего платья и его чистку?
- О, точно! - спохватился Сенмей. - Думаю, это потянет монет на… триста!
- Да, и Тамахоме! Ты что, хочешь уйти, прихватив нашу еду? Ну-ка, вытряхивай свою сумку! - отец и дочь Кьо решительно двинулись на гостей.
*

Тамахоме, Юма и Фука стояли на перекрёстке.
- Разве ты не хочешь повидаться с семьёй?
Тамахоме покачал головой:
- Конечно, я очень хочу их увидеть, но эти Кьо ободрали меня как липку. Так что придётся мне ещё немного поработать перед тем как вернуться.
- Ясно…
- Удачи вам, ребята. Надеюсь, у вас всё будет хорошо.
- А то! - хмыкнул Юма.Они с Фукой стояли на дороге, ведущий обратно к их селению. Можно было начать новую жизнь в другом месте, но они решили остаться там, где вместе выросли, деля радость и горе. Там, где полюбили друг друга.
- Мы будем помогать обрабатывать ваше поле, пока ты не вернёшься, - пообещал Юма.
- О, спасибо…
- И на этот раз у тебя будет хороший урожай!
- Точно!
Фука смотрела на них с улыбкой.
- Теперь наше соревнование закончено, Юма, и я желаю вам обоим счастья.
Юма покраснел и почесал голову:
- Ну, тебе, как бы, того же. А если снова попытаешься продать свою жемчужину, то точно огребёшь по полной!
Фука с улыбкой слушала, как они по-дружески подкалывают друг друга.
- Мы будем помогать твоей семье, так что можешь со спокойно заняться своими прямыми обязанностями, - хмыкнул Юма. - Ты ж всё-таки Хранитель, как-никак!
- Юма…
Но тот поднял руку, не давая Тамахоме закончить:
- Правда в том, что я всегда тебе завидовал. Вот только я не настолько открыт и честен, как Фука, чтобы сказать это прямо. Ну, по крайней мере, раньше не мог.
- Проехали, - улыбнулся Тамахоме. - Такой уж ты есть. Но я знаю, что всё, что ты делал, ты делал ради Фуки.
- Тамахоме…
Фука встала рядом с Юмой:
- Мы с Юмой нашли друг друга. Пора и тебе найти свою любовь, Тамахоме.
- Любовь?! Мне-е-е?! – Тамахоме расхохотался.
- Тебе, тебе, - Фука ткнула пальцем в Тамахоме. – Я уверена, что это скоро случится. Ты встретишь девушку, предназначенную тебе судьбой.
- Стоп, стоп, стоп! Достаточно на сегодня любви, хорошо? – Тамахоме с улыбкой потёр подбородок. - Идите уже, что ли…
И тут они увидели вдалеке облако пыли, которое быстро к ним приближалось.
- Шун!.. – не веря своим глазам, воскликнул Юма. Лошадь остановилась перед Фукой и Юмой и ткнулась бархатистыми ноздрями в их ладони. - Дурашка… Ты пришёл нас встретить, да? Хочешь снова работать с нами на поле? - Юма крепко обнял шею лошади.
…Тени лошади и двух седоков, удаляясь, становились всё длиннее. Тамахоме стоял и смотрел им вслед. Нежный голос Фуки звучал, разливаясь в закатном воздухе, становясь всё тише.
Тамахоме развернулся и зашагал по другой дороге.

*

«Дорогой братик!
Как у тебя дела? У нас всё хорошо.
Папе всё ещё нездоровится.
Мы с Шункеем уже подготовили поле для посева, но работы очень много, поэтому продвигаемся медленно.
Гёкуран взяла на себя всё домашнее хозяйство. Юирен помогает ей, как может. У них обеих теперь новая присказка - «Братец Тамахоме приведёт с собой жену, когда вернётся».
Знаешь, после того как Фука и Юма ушли, их дядя с тётей совсем свое поле забросили. Так что оно сейчас всё сорняками заросло.
Сегодня к нам пришёл какой-то похожий на монаха человек. Сказал, что он от тебя и передал нам деньги.
Спасибо! У нас как раз кончились все припасы, так что твой золотой нас здорово выручил. Я даже смог купить кой-какие лекарства для папы.
Сейчас я закончу это письмо и передам его тебе с этим монахом.
Ты, наверное, уже в столице. Прошло столько времени с тех пор, как ты ушёл. Береги себя и возвращайся поскорее.
Чуей».

Тамахоме снова и снова перечитывал письмо на ходу. Вспоминая, как Токаки научил их с Чуем читать и писать, Тамахоме ещё раз мысленно поблагодарил своего наставника. Письмо подбросили прошлой ночью в особняк Кьо. Тамахоме озадачило его содержание, и он спросил Фуку, не знает ли та что-нибудь про таинственного монаха и деньги. Но Фука только озорно улыбнулась и промолчала.
С тех пор как Тамахоме покинул родное селение, на его долю выпало немало судьбоносных встреч.
Мальчик в карете, который дал ему листок с объявлением за поимку Мимадо.
Дама с лицом, скрытым под вуалью, которая заговорила с ним в столице.
Молчаливый странник, который вылечил Фуку и Юму.
Таинственный монах, который, как говорилось в письме, дал его семье золотой.
А ещё Тамахоме не оставляло ощущение, что там в лесу с ним незримо присутствовал кто-то ещё. Кто-то, кто поддерживал его во время сражения с Мимадо.
Так нить его пути переплелась с другими: Чирико, Нурико, Митсукаке, Чичири, Хотохори и будущей Жрицей Сузаку. Может, это была воля Сузаку, а может, та истинная любовь, которая навсегда свяжет Тамахоме и Миаку в будущем. До начала Таинственной Игры оставалось совсем немного. Но перед этим Тамахоме предстояло встретиться ещё с одним из её участников…

*

- Проклятье, солнце уже село!
Тамахоме быстро поднимался по крутому горному склону. С того времени, как он расстался с Фукой и Юмой, он успел неплохо заработать и теперь спешил обратно домой. У Фуки с Юмой была теперь своя семья, и Тамахоме не хотелось обременять их лишними заботами.
«Часть денег потрачу, а остальные отложу на чёрный день. Потом подзаработаю ещё немного и стану опять работать на поле», - решил он, мысленно прикидывая, как и что надо будет сделать по возвращении. В заботе о семье он и думать забыл о своей судьбе Хранителя и даже о жемчужине Шугёку.
Хлоп! Дзинь!
Какой-то человек с разбегу врезался в замечтавшегося Тамахоме, и мешочек с деньгами упал на землю. В темноте монеты покатились в разные стороны.
- Блин, куда прёшь, осёл слепой?! Глаза разуй! – раздался голос молодого человека с южным акцентом.
- От слепого козла слышу! Найди себе поводыря! – рявкнул в ответ Тамахоме, лихорадочно шаря по земле. - Чёрт, куда делась последняя монета?! Её нет! Нет!
- А ты настоящий сквалыга, ты в курсе? - фыркнул молодой человек.
- Эй, а может, ты это нарочно сделал, чтобы украсть у меня деньги? - подозрительно прищурился Тамахоме.
- Да нахрена мне твоя занюханная монета?!
Их словесная перепалка проходила практически вслепую, поскольку ни тот, ни другой не могли как следует разглядеть друг друга в темноте.
- Опа! Кажись, я её нашёл! Это она?
Тамахоме услышал звук подбрасываемой щелчком монеты.
- Так я и думал, что ты её прикарманил! А ну отдавай назад! - он подскочил к молодому человеку, но тот уже кинул ему монету.
- Вот идиот! Нет у меня времени с тобой возиться, - снисходительно бросил тот и побежал дальше.
Хранитель Сузаку Таски действительно очень спешил: жизнь главаря разбойников с горы Рейкаку зависела от того, как быстро Таски сможет найти лекарство от его таинственной болезни.
В будущем Таски с Тамахоме станут верными друзьями, несмотря на привычку рыжего Хранителя постоянно дразнить Тамахоме.

*

Утром следующего дня Тамахоме переступил порог родного дома. Домочадцы бросились его обнимать, к ним присоединились подоспевшие Юма и Фука.
- Братик!
- Тамахоме!
В тот год Тамахоме исполнилось семнадцать. Урожай на их земле по-прежнему был скудным, но, несмотря на это, в сердцах жителей селения затеплился лучик надежды. До них дошли слухи о появлении в небе над столицей Жрицы Сузаку, и это придало им новых сил. Семья Тамахоме с нетерпением ждала, когда он сможет проявиться себя как Хранитель и поможет Жрице призвать Сузаку, однако конец великой битвы им увидеть было не суждено. Спустя несколько месяцев, когда Тамахоме не будет рядом, все они погибнут от руки Хранителя Сейрю, Субоши. Но перед этим Тамахоме успеет познакомить их с девушкой, которую Гёкуран и Юирен тут же примут, как его невесту, и Юирен подарит ей самодельное ожерелье.
- Ну, мне пора…
Пробыв дома не больше недели, Тамахоме снова стал собираться на заработки - для такой большой семьи, как его, денег требовалось тоже немало. Домочадцы и друзья проводили его до самой границы селения, и Тамахоме снова отправился в путь. Почему-то у него из головы не шёл образ Фуки, которая перед прощанием как-то странно поглядела на его Жемчужину Шугёку. Он опустил глаза и заметил, что та пульсирует изнутри ярким светом. Тамахоме ещё не решил, куда именно отправится на этот раз, но ноги сами понесли его к столице. Он по опыту знал, что в любом другом городе сможет заработать больше, но его всё равно тянуло туда. Чувствуя, как пульсирует на груди жемчужина, наполняя всё тело странной уверенностью, Тамахоме перешёл на бег. Он даже не заметил, как жемчужины исчезла, потому что продолжал чувствовать её пульсацию где-то глубоко внутри, как второе сердце.

*

В тот вечер Токаки и Субару пили чай, глядя на заход солнца. Их приёмная дочь Ши Фанг поднялась со своего места, чтобы вымыть посуду, оставшуюся после ужина.
- В такие минуты кажется, будто всё, что с нами произошло, было только вчера, правда, дорогой?
Токаки молча кивнул.
- Интересно, как там Татара? - тихо сказала Субару.
- Как и всегда - охраняет Шинзахо в Храме Бьякко. Твоя магия не даст ему состариться ни на день.
- Бедный Татара… - Субару закрыла лицо руками. – Его любовь к Жрице Бьякко так глубока… Жаль, что я не смогла сделать для них больше…
- Лично я виню во всём этом Бьякко! Как он мог не выполнить её последнее желание?! Почему он не позволил мужчине из нашего мира любить женщину из другого?!
- Это жестоко, разлучать любящие сердца… - горько отозвалась Субару.
- Твоя правда. К счастью для нас, мы оба были рождены в этом мире…
- Как думаешь, Сузуно удалось обрести счастье?
- Хороший вопрос... Надеюсь, что да. Татара желал этого для неё всем сердцем.
- Татара… - Субару вытерла готовые пролиться слёзы.
- Вот уж, действительно, судьба-злодейка… - согласился её муж. – Жаль, что я не успел как следует вбить это в голову Тамахоме, когда его тренировал. Правда, в то время он больше интересовался деньгами, чем девушками, - Токаки улыбнулся воспоминаниям. – А ведь этот малец теперь Хранитель Сузаку… Как летит время!
Субару подняла глаза на Южное небо:
- До появления Жрицы Сузаку осталось совсем недолго.
Не пройдёт и полгода, как Субару с Токаки будут сражаться плечом к плечу вместе с Тамахоме и остальными Хранителями Сузаку. Именно тогда Токаки поведает Тамахоме про жестокий закон Вселенной Четырёх богов:
«Жрица приходит в этот мир, чтобы призвать своего бога и через него исполнить три желания. После того, как её миссия окончена, ей больше нет места в этом мире. Это значит, что людям из разных миров не суждено быть вместе. Таков закон Вселенной Четырёх богов…»

Жрица Бьякко, Осуги Сузуно, просила в своём последнем желании:
«Позволь мне остаться в этом мире с человеком, которого я люблю…»
Но это желание так и не было исполнено. Сузуно вернулась в свой мир, и, как и хотел Татара, прожила счастливую жизнь. И хотя она не вышла замуж, у неё были приёмные дети, для которых она стала любящей матерью.* Но сердце её навсегда осталось с человеком, который любил её больше жизни.
После того как Жрица Сейрю украла её Шинзахо и защищавший его Татара погиб, жизнь Сузуно в другом мире тоже оборвалась. Они не смогли остаться вместе во Вселенной Четырёх Богов, но любовь помогла им преодолеть пространство и время и связала их навеки.
Открывающая проход между мирами волшебная книга "Вселенная Четырёх Богов" никогда не была милосердной.
Первой жертвой её сурового закона стала Жрица Генбу, которую поглотило её собственное божество*. Сузуно удалось избежать этой участи, но её разлучили с любимым человеком.
А теперь настала очередь Жриц Сузаку и Сейрю. Повесть о любви и ненависти, борьбе и смирении и торжестве истинной любви между двумя, которым предстояло встретиться в ближайшем будущем.

***

Миака потёрла уставшие от чтения глаза и выключила настольную лампу. Была уже середина декабря, а её отметки всё ещё оставляли желать лучшего. Такими темпами можно забыть про Джонан. Не то чтобы она туда сильно рвалась, но разве скажешь это маме? Вдобавок ко всему в последнее время ей не давали покоя тревожные сны, которые она по пробуждении даже не могла толком вспомнить.
- У-у-у, хотела бы я на всё это забить и поступить куда-нибудь ещё! - проворчала под нос Миака.
Вдруг она увидела, как над столом завис какой-то мерцающий шарик.
- Что это?.. - она протянула руки и взяла шарик. Внутри алым светом пульсировала жемчужина.
- Ничего себе! – Миака, как загипнотизированная, смотрела на жемчужину. Ей показалось, что в самом центре что-то трепыхается, и она поднесла шарик ближе к лицу. Внутри взмахивала крыльями прекрасная птица. - О-о-о-о… - восхищённо выдохнула Миака. Казалось, птица зовёт её присоединиться к своему таинственному танцу. Ярка вспышка на мгновение ослепила Миаку, и жемчужина исчезла, войдя в её тело. Вместе с жемчужиной исчез и таинственный свет. Глаза Миаки начали слипаться. Соскальзывая в сон, она подумала, что завтра, когда они с Юи пойдут в библиотеку, она обязательно возьмёт почитать какую-нибудь книгу, которая перенесёт её в совершенно другой мир…

***

Скоро Миака откроет книгу Четырёх Богов, на страницы которой будет вписана ещё одна история любви и ненависти, верности и предательства, мести и прощения.
После решающей битвы в небе появится Сузаку, и его Жрица загадает последнее желание:
«Мне всё равно как это будет и когда, но прошу тебя, сделай так, чтобы мы с Тамахоме были вместе!»
И на этот раз чудо произойдёт.*
Тамахоме будет перерождён в мире Миаки как Сукунами Така. Им придётся преодолеть ещё много испытаний, когда Вселенная Четырёх Богов вновь подвергнется опасности, и Сузаку обратится за помощью к своей Жрице. Теперь их врагом станет сам повелитель демонов Тенко. Оказавшись в мире Книги, Миака и Така узнают, что память Таки как Тамахоме заключена в семь жемчужин, и чтобы вернуть её, им предстоит собрать их все. И последней, седьмой жемчужиной, окажется сама Миака - живое подтверждение Легенды о Шугёку.

Защищать то, во что веришь…
Жить, даря тепло и любовь…
Пусть этот новый мир будет рождён в любви…

Во ай ни*… Я буду любить тебя вечно…

Конец



*«…она стала любящей матерью» - есть, как минимум, две версии того, как там дальше развивались события: согласно первой, Сузуно вышла замуж и нарожала кучу детей, но всегда любила только Татара и т.п., и вторая, изложенная выше. Поскольку мне романтико-логичней кажется последняя, её я и озвучила. =)
*«…которую поглотило её собственное божество» - поскольку «Genbu Kaiden» до сих пор публикуется, записывать Такико в меню Генбу, мне кажется, пока рановато.)))
*«И на этот раз чудо произойдёт» - по ходу, Сузаку куда сговорчивей, чем Бьякко. ^__^
*«Во ай ни» - в переводе с китайского «Я люблю тебя».


Глава 9 К легендам о хранителях Комментарии авторов
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017