Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Легенда о скорби Судзаку
Глава 8. Дух затаённой злобы



Вернувшись во дворец, Сайхитей сел на трон и подпер голову руками.
- Ваше Величество… - начал явившийся к нему с докладом Первый министр Хаку. – Как Вы и приказали, в деревне Сэйрин и других селениях, которые подверглись нападению армии Куто, пройдут поминальные службы в память о погибших. Я уже отдал распоряжение нашим войскам немедленно отправляться в эти деревни.
Сайхитей поднял на него глаза и неожиданно резко воскликнул:
- Мы должны сделать все, чтобы ни одно селение в нашей империи больше не пострадало!
- Так точно, Ваше Величество! Мы уже направили особые подразделения в другие деревни, а наши пограничные войска сейчас проходят специальную усиленную подготовку, - бодро отрапортовал Хаку, а затем сменил тон: - Но, Ваше Величество… для исполнения этих указаний необходимо дополнительное финансирование. А я опасаюсь, что в императорской казне… недостаточно средств…
- Уверен, что имеющихся средств вполне должно хватить!
Хаку моментально смолк, пораженный резкостью тона Сайхитея.
- Армия Куто погубила невинных жителей… и я тому виной.
- Ну что Вы, Ваше Величество. Вы здесь ни при чем.
Сайхитей отчаянно замотал головой.
- Я наивно полагал, что простым подписанием мирного договора с Куто можно удержать их от нападения. Мне следовало быстрее что-то предпринять, учитывая, что появление жрицы Судзаку означает, что стране грозит гибель…
Он бессильно сжал кулаки.
Не задумываясь об этом, я безрассудно тратил свою энергию на то, чтобы добиться любви жрицы Судзаку…
- Мне стыдно за себя…
Куто намеревалось вызвать Сэйрю, после чего захватить не только Конан, но и соседние государства Сайро и Хоккан. И теперь хранители Судзаку оказались втянуты в непримиримую борьбу за Шиндзахо с хранителями Сэйрю, чтобы вызвать Судзаку раньше, чем те призовут своего бога. И Нурико пал первой жертвой в этой борьбе.
Пока Миака и остальные хранители ежедневно рисковали жизнями ради защиты империи Конан, Сайхитею только и оставалось, что сидеть дома. Переполненный чувством вины за свое бездействие, впервые в жизни он был в отчаянии.
- Ваше Величество, Вы не должны винить себя за это…
Сайхитей мрачно взглянул в лицо Хаку.
- Наверное, не следовало мне становиться императором…
- Ваше Величество! Вы, должно быть, шутите! – Хаку ошеломленно бросился к своему государю.
- Пришли ко мне Гентокуина.
- Что?
- Не спрашивай зачем, просто позови его сюда!
*

Вызванный из гарема Гентокуин преклонил колени перед императором.
- Как себя чувствует Хоки? – после официальных приветствий поинтересовался Сайхитей.
- Она тиха и молчалива, Ваше Величество. Сказала лишь, что очень благодарна Вам за доброту, которую Вы проявили к ней вчера…
- Вот как… - у Сайхитея сжалось сердце. Он хотел сделать приятное для Хоки, но вместо этого лишь причинил ей боль. Хотя рано или поздно она все равно могла бы узнать о резне в ее родной деревне, то, каким образом ей открылась правда, стало для нее дополнительным потрясением.
И в довершение ко всему, внезапно объявился тот, который ее любит…
Сайхитей закрыл глаза и скрестил руки на груди.
- Тот человек по имени Тэндо действительно мой старший брат… Мне так кажется… - чуть слышно пробормотал он, словно говоря сам с собой.
- Да… уверен, что так и есть. Безусловно, императрица Мотаико не хотела говорить Вам о его возможном существовании, чтобы лишний раз не тревожить Вас, Ваше Величество… - тихо отозвался Гентокуин.
- Та отметина в форме Сузаку на левой стороне его шеи несомненно истинное тому подтверждение. Хотя прошлые император и императрица уже отошли в мир иной, да и бывших наложниц больше нет с нами, я, Гентокуин, по-прежнему хорошо ее помню…
- Правда? - Сайхитей удивленно распахнул глаза.
- Сущая правда, Ваше Величество… - Гентокуин помолчал, глядя снизу вверх на Сайхитея, а затем признался: - В конце концов, именно это и послужило причиной того, что меня сделали евнухом, служителем гарема.
- Как это? Поясни, что ты имеешь в виду? - император заинтересованно подался вперед.
- Незадолго до того, как Ваш старший брат появился на свет, я предсказал, что очень скоро родится ребенок с меткой Судзаку на теле. А через некоторое время после этого… к нам явится Судзаку, наш божественный защитник…
Сайхитей потрясенно вскинул брови.
- Тот оборва… то есть я хотел сказать тот человек, возможно, тот самый, о ком говорилось в пророчестве. Поэтому злобные наложницы и пытались уничтожить этого особенного ребенка.
- Значит, вот почему матушка испугалась и отдала своего сына первым встречным…
Гентокуин кивнул в ответ. Тогда Сайхитей спросил:
- Скажи, а за что тебя постигло наказание?
Немного помолчав, Гентокуин ответил:
- Считается, что Судзаку должен появиться только когда страна будет на грани гибели. А поскольку в империи в то время было все тихо и спокойно, Его Величество разгневался из-за моего неуместного пророчества и покарал меня…
Сайхитей понимающе кивнул.
- Вот значит как…
Внезапно он вспомнил, что Гентокуин покинул дворец как раз когда появились слухи об отметине Судзаку. Глубоко вздохнув, Сайхитей приказал евнуху:
- Немедленно привези сюда моего брата.
- Слушаюсь! Но боюсь, что в той деревне его уже нет…
- Ну, так разыщи его! Как можно скорее!
- Слушаюсь, Ваше Величество! Ваше желание для меня закон.
Как только Гентокуин откланялся и убрался восвояси, Сайхитей снова обхватил голову руками.
Он встретился со своим родным старшим братом на обгоревших останках деревни Хоки… Узнав, насколько отличались друг от друга жизненные пути его и брата, Сайхитей убедился, как жестока может быть судьба. Конечно, кто угодно счел бы их жизни разными, словно небо и земля - как и сказал Тэндо.
Но была ли моя жизнь - жизнь главы государства, среди роскоши и поклонения подданных - была ли она по-настоящему счастливой?
Я изо всех сил старался не посрамить императорского величия, я гордился своим положением. Но это не в коей мере нельзя назвать счастьем… А Тэндо говорил, что был счастлив... Потому что у него были родители и любимая девушка…

- А у меня никого… Меня никто не любил: ни отец, ни мать… ни Миака… - эти слова сорвались с уст Сайхитея, словно стон.
Ему вспомнился день смерти его матери. Тогда Сайхитей умолял ее не покидать его, а мать сказала, что он не один, и что он должен искать… знак Судзаку…
Я нашел его, матушка… - мысленно сообщил Сайхитей своей покойной матери.
По иронии судьбы разлученные братья воссоединились, но старший брат обратился против младшего, отказываясь простить его за то, что тот украл его счастье.
- Брат... - прошептал Сайхитей, закусив губы.
Хотел бы я снова встретиться и поговорить с тобой... Может, мы и прожили абсолютно разные жизни, но всё же, мы друг другу единственные на этом свете кровные родственники. К тому же, нас связывает общий долг - вызвать Судзаку.
Если мы раскроем наши сердца, я уверен, что мы сможем понять друг друга. И еще… я уверен, ты сможешь понять, что и на мою долю выпало немало страданий.

Сайхитей легонько дотронулся до символа хранителя Судзаку на своей шее, расположенного там же, где алое родимое пятно его брата.

*

Камешки, раскинутые рукой Гентокуина, с тихим стуком разлетелись по столу. Евнух тщательно изучил их расположение и удовлетворенно улыбнулся.
- Так вот, значит, куда он направился…
Гентокуин чувствовал, что сила, которой он когда-то обладал, постепенно возвращается к нему. Сила могущественного предсказателя, каким он был при дворе прежнего императора, снова наполняла его тело.
По правде говоря, когда меня сделали евнухом, моя сила внезапно исчезла. С тех пор я был способен разве что предсказывать судьбу, как какая-нибудь уличная гадалка.
Но когда я встретился с тем человеком по имени Тэндо, моя магия снова возродилась. Хотя, пожалуй, она начала проявляться еще когда я впервые увидел ту девчонку, Хоки, в ее родной деревне.
Значит, тот парень и в самом деле первенец Мотаико…

Мотаико сказала ему, что ребенок пропал, но Гентокуин тайком наблюдал за ней и сам был свидетелем того, как она его отдала. А когда пару дней назад, когда он собственными глазами увидел отметину Судзаку на шее Тэндо, словно горящая искра попала в тлеющий костер его магии. Искра возрастающей затаенной злобы, исходившей от Тэндо.
Несомненно, у него есть причина для ненависти. Кто угодно возненавидел бы Сайхитея за это…
Злость Тэндо разожгла затаенную злобу Гентокуина.
- Береничелен… Береничелен…
Бормоча свое заклинание, Гентокуин вздрогнул - его внезапно захлестнуло странное ощущение того, что к нему возвращается его мужская сила. Если бы он нашел Тэндо и убедил его вернуться к Сайхитею, евнух мог бы не только снова обрести свой прежний высокий пост, но и изменить к лучшему всю свою жизнь. Однако этого ему теперь казалось мало.
Наконец перед ним открылись большие перспективы. Способности, которыми он когда-то обладал как предсказатель, чтобы нести людям счастье и пророчить им хорошую судьбу, обратились в темную и злую колдовскую силу.

*

Некоторое время спустя, на северо-востоке Конана, в замке Ганкуцу…
Прищурившись, Чоко внимательно разглядывала посетителя, который прибыл с юго-запада империи в дикие горные края, где находился ее замок.
Надо же, какой красивый и полный решимости молодой человек…
- Зачем я Вам понадобилась? - небрежно, но в то же время слегка настороженно спросила его Чоко, сделав знак стражникам опустить оружие.
Прошло три года с тех пор, как Мотаико сослала ее в этот замок. Так как у Чоко не было другого выбора, она приложила все силы на то, чтобы вернуть себе былую стать и красоту, и выбиться в правительницы этой провинции.
И наконец в прошлом году, после смерти хозяина этого замка, учитывая что все его наследники - дети его многочисленных жен - еще не достигли совершеннолетия, Чоко захватила власть точно так же, как Мотаико в столице.
- Рад снова видеть Вас, госпожа Чоко, - с поклоном произнес молодой человек.
Чоко недоуменно приподняла бровь. Стоявший перед ней был одет не то как крестьянин, не то как военный, однако его лицо казалось ей смутно знакомым.
- O, похоже, Вы меня не помните… - гость поднял голову и слегка отогнул левую сторону своего воротника.
- Теперь припоминаете?
При этих словах Чоко сразу помрачнела.
- Не… неужели… Вы…
- Меня зовут Тэндо. Это имя мне дали уже после того, как Вашими стараниями меня вышвырнули из дворца.
Затем молодой человек обратился к стражникам, которые мигом сбежались к своей госпоже:
- Не стоит беспокойства. Я пришел сюда не ради мести.
Тэндо, обменявший меч своего деда на новую одежду, улыбнулся с поистине королевским величием и красотой.
Слушая его рассказ, Чоко внимательно вглядывалась в черты его лица.
Он показался мне знакомым… Так значит, это потому, что он родной брат Сайхитея.
Поскольку он вырос в деревне, в отличие от Сайхитея он обладает грубой мужской силой, но если присмотреться, у него очень благородные черты лица.
Если бы я не пыталась лишить его жизни, едва он родился, сейчас он мог бы сидеть на троне…

- Признаться, я удивлена, что Вы так легко меня отыскали…
- В столице я нашел Вашу бывшую служанку, она-то мне все и рассказала. О том, что Вы были непримиримой соперницей Мотаико, и что именно Вы пытались от меня избавиться…
Губы Чоко слегка дрогнули. Тэндо успокаивающе поднял руку.
- Но всё это в прошлом. Теперь мой враг… Сайхитей. И мне нужна Ваша помощь, госпожа Чоко.
Чоко еще пристальней вгляделась в лицо Тэндо.
- Неужели?
Заметив ее сомнение, Тэндо продолжил:
- Я слышал, что Ваш сын, которого погубила Мотаико, был очень одаренным…
И тут же в жилах Чоко снова вскипели гнев и боль утраты. Мотаико убила ее единственного сына, который был для нее дороже жизни.
- Богёку…
Если бы Богёку был жив… и если бы Мотаико не обрела такую мощь и власть, возможно, вместо Сайхитея сейчас на троне сидел бы мой сын.
Но дело было не только в этом. Чоко прекрасно помнила, как обошлась с ней Мотаико после смерти императора, и теперь ее переполняла жажда мести. В результате весь ее гнев на Мотаико мгновенно перекинулся на Сайхитея.
Покорный мальчик, который слепо подчинялся своей матери…
Даже когда Мотаико объявила Чоко ее вердикт, и та, отбросив гордость, умоляла смиловаться над ней, Сайхитей лишь безвольно мотал головой.
- Господин Тэндо, что Вы намерены предпринять? - сухо поинтересовалась Чоко.
Тэндо ответил ей:
- Для начала мне нужна армия, с которой можно было бы двинуться против Сайхитея.
- Все стражники в этом замке превосходно владеют оружием. Я уверена, что из них выйдет отличная армия.
- Может и так, - заметил Тэндо. – Однако мне кажется, их будет недостаточно…
- Отнюдь. Вполне достаточно, - произнес кто-то, входя в комнату.
Увидев, кто это был, Тэндо и Чоко разом ахнули от изумления.

*
- Я всецело на стороне господина Тэндо. Мы не должны допустить, чтобы империя находилась во власти Сайхитея! - громко заявил Гентокуин, пристально вглядываясь в глаза Тэндо. - Всю жизнь Сайхитей был не более чем марионеткой Мотаико. А теперь, когда ее нет, он по-прежнему не в состоянии самостоятельно решать государственные вопросы, и слишком полагается на своих советников.
- Так я и думал, - Тэндо не мог отвести взгляд от глаз Гентокуина.
- Распрекрасный добрый император – всего лишь образ, созданный в угоду населению. А на самом деле Сайхитей – самовлюбленный эгоист, который целыми днями только и делает, что смотрится на себя в зеркало.
- Боже, какой ужас! – воскликнула Чоко.
- К тому же, несмотря на то, что специально для него создали целый гарем, Сайхитей все свое время посвятил жрице Судзаку, даже пренебрегая обязанностями хранителя…
Чем дольше Тэндо смотрел в мерцающие глаза Гентокуина, тем больше в нем самом разрасталась затаенная злоба.
- И даже госпожа Хоки, которая любила Вас, теперь во власти чар Сайхитея.
Эти слова вонзились в сердце Тэндо раскаленным кинжалом.
- Отчаявшись завоевать внимание жрицы, Сайхитей решил завладеть сердцем Хоки. И под предлогом «вернуть ее к родной семье» нарочно увез ее из гарема, чтобы показать ей сожженную деревню. Причем это его так позабавило!
Тэндо вскочил, будто охваченный ярким пламенем ненависти. Это пламя отражалось у него в глазах, точно так же как и в глазах Гентокуина.
- Господин Тэндо… - продолжил Гентокуин, чтобы окончательно его убедить. – С той силой, которой Вы теперь обладаете, Вы без труда одолеете Сайхитея. Прошу Вас, доверьтесь мне…
Чоко кивнула.
- Как здесь уже было сказано, Тэндо должен стать императором Конана. И покуда человек с меткой Судзаку жив, вызову Судзаку не бывать! – решительно заявила Чоко, словно забыла, что когда-то она пыталась расправиться с Тэндо.
Прищурив свои и без того узкие глаза, Гентокуин медленно поднялся на ноги.
- Так положим же начало правлению Тэндо - настоящего повелителя Судзаку и империи Конан!
Затем, сложив руки в молитвенном жесте, Гентокуин принялся что-то бормотать. При этом Тэндо почувствовал, как его тело наполняется невероятной силой.
Это был гнев на свою родную мать, которая отказалась от него.
Гнев на жизнь, проведенную в бедности, трудясь целыми днями на полях.
Гнев на то, что у него отобрали любимую девушку.
Гнев на самого себя за то, что позволил приемным родителям умереть.
И наконец, гнев на то, что трон, который по праву принадлежал ему, занял Сайхитей – жалкая марионетка советников и министров, и не более чем игрушка для наложниц. Сайхитей – тот, кто украл его счастье.
Жажда мести струилась и яростно пульсировала по всему телу Тэндо. Его первоначальный план свергнуть Сайхитея с помощью Чоко совершенно вылетел у него из головы.
Тэндо изо всех сил сжал кулаки.
- Своими собственными руками… собственными руками… Я убью тебя!

Глава 7 К легендам о хранителях Глава 9
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017