Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Дар Мерси
Глава 2. Раненое сердце



Мерси нашла этот маленький магазин неподалеку от Грант-стрит в Японской части ее родного Сан-Франциско. Из грязного окошка тоскливо смотрела на тротуар блеклая вывеска, на которой с трудом молено было прочитать надпись когда-то золотыми, а теперь грязно-желтыми буквами "Konan House". Внимание Мерси привлекли яркие постеры "Sailor moon" на заляпанной витрине. "Sailor moon" была единственным известным Мерси японским аниме, и она, с высоты своих 20 лет считала это детским увлечением. Хотя аниме все равно смотрела.
Она толкнула дверь вошла, с интересом остановившись у полки с пластиковыми игрушками. Свет заходящего солнца с трудом проникал в запыленные окна, освещая только часть прилавка, и поэтому Мерси не обратила внимания на темную фигуру в глубине комнаты.
"Я вижу, тебе нравится Sailor moon".
От звука чужого голоса Мерси вздрогнула и уронила ночник в форме Sailor mars, который рассматривала. От удара тот разлетелся на мелкие кусочки, которые покатились по линолеуму, покрывавшему пол.
"Ой, простите меня", тут же воскликнула она. "Я за все заплачу, пожалуйста, простите меня" Женщина у прилавка слегка кивнула головой, ее лицо ничего не выражало. Когда Мерси принялась копаться в сумочке в поисках бумажника, то бросила быстрый взгляд на хозяйку магазина. Это была невысокая, крепко сбитая женщина, которой можно было дать как 75, так и все 100 лет, с суровым лицом. Она сидела на высоком табурете, почти в метр высотой. На ней было легкое платье, полы которого трепетали от ветра, которого Мерси не чувствовала.
"Тебе нравится shoujo манга?" неожиданно спросила женщина. Ее голос был сухим и скрипучим.
"Что?" подумала Мерси. "Простите, - сказала она, краснея, - я не понимаю…"
"Манга - это часть японских литературных традиций, это история, рассказанная с помощью картинок и диалогов, если хочешь. Shoujo - это манга, написанная специально для девочек. Как например Saior moon", объяснила старая женщина.
"Если тебе нравится Sailor moon",сказала она, доставая из под прилавка небольшую книжку, "то у меня есть кое-что, что тебе стоит увидеть".
Мерси осторожно пробралась по узкому проходу между полками и подошла к прилавку. "Возьми это домой и прочитай," приказала старуха, пододвигая книгу Мерси."И спрячь свои деньги.Все равно это был барахло, а не ночник," сказала она, лукаво подняв бровь, "он бы в любом случае разбился через неделю-другую".
"Спасибо," ответила Мерси, опустив свои большие серо-зеленые глаза вниз.
"Вернешь ее через неделю," тут же последовала команда.
"Да, мэм," покорно пробормотала Мерси. Она положила книгу в свою кожаную сумку, закрыла за собой дверь, и уже через несколько минут, запрыгнув в автобус, спокойно ехала домой.
Она не заглядывала в книгу, пока не добралась до дома, громко хлопнув задней дверью. Промчавшись по пустой кухне, мимо кладовой, чуть не зацепившись краем юбки за длинный полированный стол и кресла эпохе Ренессанса в столовой, она влетела в главный холл и поднялась по лестнице, покрытой дорогим персидским ковром. Надо было подняться по задней лестнице, отвлеченно подумала она, ее блестящие каштановые волосы, заплетенные в косу били по талии. Листая книгу, Мангу, поправила она себя, Мерси зашла в спальню, совершенно игнорируя развешанные на стенах бесценные полотна, которые собирали поколения семьи Хемптон, и села на кровать, небрежно бросив сумку на пол. Ее комната полностью соответствовала ее характеру, спокойная и уютная, она вполне отвечала ее не-слишком-современному взгляду на вещи. Светлые стены, каждая деталь обстановки сияет чистотой, свет зажигает разноцветные искры на бесчисленных нитях бисера. С самого раннего детства изделия из бисера были слабостью Мерси. Бусинки из крошечных семян, стекла, полудрагоценных камней. Она даже иногда использовала перышки, конфискованые у канареек - любимого увлечения ее мамы.
Это действительно была удивительная книга. Оказалось, что она была написана исключительно на японском, и герои были прекрасно нарисованы. Это чем-то напоминало комиксы, но за исключением нескольких цветных иллюстраций, все остальные были черно-белыми, выполненными карандашем и тушью. Когда она продолжила листать страницы, из книги выпали несколько листков тонкой рисовой бумаги и кружась, как листья, приземлились па пол. Она наклонилась и медленно и осторожно подняла хрупкие листки. Пожелтевшие от старости, они буквально ломались у нее в руках. На них мелким почерком были написаны диалоги на английском и проставлены номера. Недоуменно глядя на листки у нее в руках, Мерси вдруг поняла, что это перевод диалогов манги с указанными номерами страниц. Она села на кровати поудобнее и принялась читать.

*****************************************
На следующий день Мерси вернулась с первым выпуском, решив попросить продолжение манги. Она несколько раз прошла по улице вверх и вниз, разыскивая Konan House, даже несколько раз переходила улицу, что бы получше рассмотреть вывески, но безрезультатно. Расстроенная и сбитая с толку, она вернулась домой и села работать над корректировкой своего диплома, который наконец-то был закончен. Был еще исследовательский проект Хэмптон Фоундейшн, над которым работала ее команда, и как раз пришло время отправить родителям свои предложения о доработках. Как бы там ни было, перед сном она села за компьютер, вышла в Нэт и начала искать информацию о манге Fushigi Yuugi.
Ничего... Как будто ее и не существовало…

*************************************
На следующей неделе, в оговоренный день, Мерси вернулась в магазин с первым выпуском в сумке. Магазин был там, так же, как неделю назад. Она положила книгу на прилавок и пристально посмотрела на хозяйку. Старуха проигнорировала взгляд Мерси и молча достала аккуратный сверток, замотанный в коричневую бумагу и перетянутый красной веревочкой. Она положила его на прилавок между ними. Рука Мерси нерешительно коснулась узла.
"Сейчас что-то произойдет", прошептала себе Мерси. Бесстрастное лицо старой женщины стало вдруг серьезным и печальным. "So da" только и сказала она.
"Я ведь не могу оставить продолжение ной истории просто лежать здесь?" думала Мерси. Противоречивые чувства теснились в ее душе. Она положила руку на упакованную стопку книг.
"Что происходит?" вдруг тихо спросила она. Прошпло несколько секунд, прежде чем старуха ответила. "Ты можешь спасти свой мир, спасти душу и потерять жизнь."
"Если вы пытаетесь таким образом убедить меня взять это, то вы зря стараетесь". Мерси собрала все свое мужество и положила книги обратно на прилавок.
"И не говори потом, что я не предупреждала!" с этими словами старуха развернуть и исчезла во тьме магазина.

Мерси читала, когда ехала домой. Она читала, когда проходила мимо автобусной остановки. Когда поднималась по лестнице. Остановившись у дверей своей спальни, она не могла заставить себя оторваться от книги, чтобы открыть дверь.
Медленно опустив сумку на паркетный пол, она толкнула дверь и прошла к кровати, продолжая читать.
"Не может быть!" сказала она себе, увидев в книге портрет Тайитсукун. "Это она". Мерси неверяще покачала головой.
Мерси плакала, когда убили семью Тамахоме, и с удивлением выпрямилась, когда Тамахоме отдавал Миаке ожерелье, которое сделала для нее Юирен, а потом оглянулась на свой рабочий столик: среди коробочек с бисером лежало точно такое же, но еще не законченное ожерелье.
"Что ж," подумала она, "вот и у меня есть что-то общее с одним из героев, даже если этому герою БЫЛО всего 5 лет."
Этой ночью она почти не спала, затаив дыхание, погрузившись в эту невероятную историю. Она плакала, смеялась, вздыхала и ненавидела Накаго.
Она во всех деталях видела, в каком ужасе жили обычные люди Конана и Кутоу, втянутые в войну, которая была начата ради удовлетворения страстной жажды мести одного человека со сломаной судьбой. Мерси подумала, что может многому поучиться у Юи. в ее борьбе с собственной ревностью и завистью. Девушка удивлялась силе чувств Тартары, и пыталась представить, что он чувствовал, находясь в храме в полном одиночестве почти 100 лет, защищая шиндзахо
девушки, которую он любил, и не имея возможности встретиться с ней.
Когда она закончила, рассветные лучи уже лениво пробивались сквозь задернутые шторы, оставляя на полу бледно-розовые пятна. Мерси вдруг поняла, что она может положить руку на стопку книг и *узнать* все об этой истории. Как она с самого детства умела делать это с людьми.

Это началось, когда с трудом держащаяся на ногах малышка начала рассказывать вещи, которые она *увидела* или *узнала*, положив руку на сердце родственников или друзей семьи. Сначала ее родители мало обращали на это внимания, но потом это стало происходить все чаще и чаще. Они говорили ей, что надо уважать чужую личную жизнь и объясняли, что вторгаться в жизнь человека без его ведома и согласия - это грубо и попросту неэтично. Также они просили Мерси держать ее талант в тайне, так как люди всегда боятся и ненавидят то, чего не понимают, и никогда не делать этого без предупреждения. Она никогда не спрашивала, почему они восприняли ее *дар* так легко, почему согласились и поняли происшедшее.
Они больше не говорили об этом, пока они не поссорились с дядей Гарри. Ей тогда было всего пять лет, но этот инцидент ярко запечатлелся в ее памяти.
Это была Пасха, и вся семью собралась у бабушки, которая тогда была еще жива. Дядя Гарри, младший бабушкин брат, держал ее на коленях. Она была в своем любимом пастельном пасхальном платьице. Положив руку на его рубашку, просто желая узнать его лучше. Она отшатнулась, оглушенная ужасными и горестными воспоминаниями войны и лет проведенных в немецком лагере для военнопленных, и о его необычной любви, которая умерла там.
"Мне так жаль твоего друга Вильяма", с глубоким сочувствием сказала она, зная, что он вспоминает о своем любовнике каждый день, и часто говорит с ним в своем сердце.
Когда Гарри услышал эти слова от своей внучки, он вдруг разрыдался, сначала тихо, а потом все сильнее и сильнее. После того, как удивленные родственники увели его, родители забрали се домой. У них был долгий и серьезный разговор об ответственности, которую влечет за собой ее * дар*. Тогда она мало что поняла из этого разговора, но четко усвоила, что ее сила слишком велика для нее.
Дядя Гарри умер два года спустя в частной клинике. С того пасхального воскресенья Мерси так и не видела его. Правда ее кузины ей рассказывали, как он в бреду снова и снова говорил о девочке, которая на самом деле ведьма, демон, которая знает то , чего никто не мог знать.
Когда она узнала о его смерти, то проплакала несколько часов подряд. Желая как-то утешить ее, мама присела на край кровати и, гладя по голове, сказала: "Милая, я и не подозревала, как сильно ты любила дядю Гарри. Ш-ш, солнышко, я знаю, что тебе сейчас грустно. Мне так жаль".
Тогда, захлебываясь рыданиями, Мерси легла в мамины объятья, и рассказала, что с ней происходит, когда она *узнает* кого-то.
"Когда я все вижу, я просто так… так сильно их лю… люблю…"
"Кого любишь, солнышко?" успокаивающе спросила мама, продолжая гладить ее по голове.
"Всех, кого я..." она положила руку маме на сердце. "ну ты знаешь…"
"О, девочка моя," выдохнула мама, крепче прижимая ее к груди. Теперь она начала понимать, какую огромную цену платит ее дочь за свой *дар*. "Конечно, ты их любишь, конечно…"
Теперь Мерси использовала свои таланты в обработке информации для компании и благотворительной организации своих родителей и поддерживала отношения с целой компанией таких же юных аналитиков. Иногда они собирались вместе и, наблюдая превратности фортуны, взлеты и падения политических режимов, строили догадки о возможном влиянии происходящего на мир. И чаще всего с пугающей точностью.
На следующее утро Мерси с книгами в сумке направилась в Копал House. Из-за того, что она не спала всю ночь, глаза слипались, а в голове стоял туман, но она продолжала ждать кнопку светофора.
Она не видела грузовик, пока он не оказался прямо перед ней. Но даже тогда она успела разглядеть только искаженное ужасом лицо водителя, а потом был сильный удар...
Колеса подпрыгнули по обочине и показалось ее тело, неподвижно распростертое у светофора… И словно в насмешку над ним сиял зеленый свет…
Позже потрясенный водитель рассказывал полисмену, который доставил его в участок, что он как раз делал поворот, когда колеса вдруг скользнули "будто сами собой", руль повернулся, и грузовик сбил "эту бедную девочку".
Мерси очень повезло, если это можно так назвать, быть сбитой грузовиком в центре Сан-Франциско, самого травматического города в стране. Через несколько минут ею уже занялась команда хирургов-травматологов, которые немедленно занялись подготовкой к операции. У нее обнаружили обширное внутреннее кровоизлияние и подозрение на разрыв аорты. Полисмены нашли ее сумочку и водительские права. Книг там не было…
Через полчаса ее родители сидели на кушетке у дверей операционной.
"Этого не может быть... Этого не может быть…" повторяла как молитву Рейчел, "Не может быть..."
Дениэл не отвечал, крепко обнимая жену и стараясь, чтобы она не заметила, как сильно дрожат его руки.


Глава 1 Фанфики Глава 3
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017