Таинственная игра

Fushigi Yuugi
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Реклама

Дар Мерси
Глава 6. Сны



Когда Мерси Хемптон очнулась, она помнила все, включая и то зловещее присутствие, которое сопровождало ее во время такого болезненного возвращения в ее израненное тело, Тенкоу.
На третий день, после того, как Мерси очнулась от клинической смерти, медсестры и ее родители начали выводить ее на прогулку в холл, а потом в небольшой парк. Мерси было тяжело, больничные стены будто давили на нее. И через три дня она попросилась домой.

***********************************
Оказавшись, наконец, в своей комнате, Мерси вытащила из пакета кусочек ткани, который осторожно прятала, пока была в больнице. Внутри свернутого прямоугольника сверкала дюжина или около того огненно-красных бусин.
Очнувшись в больнице, она нашла его под простыней, и, морщась от боли, спрятала под кроватью. Положив ожерелье в коробку, Мерси тщательно закрыла его в ящичке своего рабочего стола.
Медсестра, которая ухаживала за ней в течение дня, по ночам уходила. Уходила и мама, которая по несколько раз в день заезжала с работы, а когда была дома и вовсе проводила у нее все свободное время. Уходила, убежденная, что ее дочь действительно вернулась с того света и теперь все будет в порядке.
Она поправляла Мерси одеяло и спокойно закрывала дверь.
Она и не догадывалась о кошмарах, которые мучали Мерси. Каждую ночь, закрыв глаза, она погружалась в круговорот кошмаров, окруженная демонами и Темными Богами. И у всех было лицо Тенкоу. Ночь за ночью она видела, как мучительно умирают ее близкие, как разрывают на части Судзаку-но-сейши, как гибнут дети.
Облегчение приходило, когда ей снился Накаго. Когда он появлялся, чудовища отступали, и она мирно спала до утра. Но он появлялся нечасто...
На следующий же день после возвращения домой, Мерси провела шесть часов за компьютером. Смотрела. Думала. На третий день она провела восемь часов, отстукивая запросы на клавиатуре. И так продолжалось день за днем.
Ее родители, безмерно счастливые видеть свою дочь живой, обеспечивали ее техникой. Они нашли и купили все самое современное, и даже несколько экспериментальных моделей, все, что могли позволить их деньги и влияние.
С собственной линией Т1 в доме, network от Sun Ultrasparks Servers, и проведя несколько часов за составлением программ, Мерси чувствовала себя в Сети, как рыба в воде. Она скользила, летела по Кибер-пространству, то быстрее, то медленнее, как птица, слегка задевая крыльями, погружаясь в
потоки информации.
День и ночь она анализировала, просматривала и перемещала биты информации, пытаясь обнаружить след, запах или тень того, кто явился в этот мир вместе с ней. Кто-то другой на ее месте волновался бы, беспокоился, расстраивался, но она просто смотрела. И смотрела. Она знала, что это ответственность за это лежит на ней, что это ее вина, Тайитсукун выбрала ее, для выполнения двух важных поручений. Первое: победить Тенкоу, Она не смогла. Второе: не допустить вмешательства Накаго. Этого она тоже не смогла.
Если бы я просто оставила его в покое, вместо того, что бы выводить из себя, ему было бы все равно. Так нет же, я должна была просветить его на тему моего мнения о том, кем он должен быть, и он не смог остаться в стороне, а мы все теперь имеем большую проблему… Где-то с Маиджина размером. Черт!
День за днем, неделю за неделей, она становилась все бледнее, худела и все больше отдалялась от реального мира. После следующего посещения доктора ее физическое состояние и отстраненное поведение, привели ее доктора к решению обсудить это с родителями Мерси в его кабинете.
"Нас тоже это очень беспокоит, доктор," начала Рейчел, "но мне очень трудно отказать ей в единственной вещи, которая ее интересует с того происшествия."
"Мерси - чудесная девушка," доктор Холстром легонько постучал авторучкой по столу. "Она много пережила и, конечно, заслуживает некоторой снисходительности, но проводить 24 часа в сутки, семь дней в неделю за компьютером? Это снижает иммунитет и плохо сказывается на ее здоровье. Ей нужен свежий воздух, солнечный свет и отдых. Это и усиленное питание вернет ее в нормальное состояние быстрее чего-либо другого. Я считаю, что Мерси испытала большое эмоциональное потрясение, и, возможно, таким образом она пытается понять свои чувства, связанные с собственной смертью и
воскрешением."
"Доктор," Дениел ненавидел себя за то, что вынужден был говорить так о своей дочери, "Мерси очень изменилась после всего этого."
"Как именно?" спросил доктор Холстром.
"Она всегда была такой уравновешенной и..."
"Зрелой, "подсказала Рейчел.
"Веселой и открытой," продолжал Дениел, " но теперь она стала какой-то отстраненной, как-то ушла в себя."
"Ее будто что-то гнетет. Она стала мрачнее," сказала Рейчел. "Она сделала такими и своих друзей. Мы надеялись, что они могут вернуть ей прежние увлечения, но они только подстегивали ее. И теперь мы даже не знаем, что с ними происходит. Она мало ест, мало спит. Мы очень беспокоимся." прибавила она.
"Хмм," доктор подумал. "Возможно вам следует показать ее специалисту."
Родители Мерси в унисон вздохнули и обменялись встревоженными взглядами.
Ожидая в приемной, пока ее родители беседовали с доктором Холстромом, Мерси взяла стопку журналов и поудобнее уселась в кресле. Она вытащила "People" трехмесячной давности и начала лениво листать. И тут ее сердце замерло, и она уставилась на огромную фотографию улыбающегося автогонщика. Он был в гоночной форме и в одной руке держал шлем, а другой поднимал вверх кубок.
Тут же в статье рассказывалось о молодой гоночной сенсации, о победителе последних гонок в Японии. Он был американец, из большой семьи ирландских католиков. Его родители хотели, что бы он стал священником и служил Господу. Но проучившись в семинарии год, он ее бросил и стал автогонщиком, никогда не сожалея о своем решении. Фото было черно-белым, но Мерси точно знала, какого цвета его волосы. Они рыжие. Огненно-рыжие. Тасуки.
Вечером, после ужина родители решили обсудить визит к доктору Холстрому. Они вкратце выложили ей их разговор.
"Мерси, дорогая, мы очень беспокоимся о тебе, и считаем, что тебе стоит показаться специалисту, который поможет тебе вернуться к нормальной жизни," мягко сказала Рейчел.
"Да, мама, я думаю ты права, но все, что мне сейчас действительно нужно, это немного самостоятельности. Я уже давно хотела иметь свой собственный дом и даже присмотрела прекрасное место здесь в городе. Я как раз собиралась сказать вам. Это неподалеку от ОлдВиктори стрит. Тебе понравится, мама."
Это было сказано тоном той, прежней Мерси, и ее родителям не осталось ничего другого, как согласиться. Скоро они уже обсуждали будущую обстановку ее нового дома и Мерси всячески отвлекала их от мыслей о причине такого решения.
Две недели спустя, она впервые ночевала в своем новом доме. Ей было одиноко и немного страшно. Но зато она могла заниматься своими делами, не боясь ненужных вопросов. Она могла работать со своим штабом хоть всю ночь, и ее родители не будут знать во сколько она легла спать. Единственным огорчением было то, что здесь не было такой связи, как в ее офисе в Hampton Ent. Или хотя бы дома у родителей. Но ничто в мире не совершенно.
Из всей мебели у Мерси была только кровать и шкаф для одежды. Все, что она собиралась делать в этом доме - это спать и принимать душ. Пустые комнаты отзывались эхом на ее шаги, отражаясь от голых стен. Может позднее, когда все наладится, когда вся эта история кончится, она сделает из этого дома такое же уютное гнездышко, как ее старая спальня.
Мерси думала о словах ее матери "вернуться к нормальной жизни." Ее жизнь не будет нормальной, пока не исчезнет Тенкоу, Она оперлась о стену, подтянув колени к подбородку. Нет, моя жизнь никогда не станет такой, как раньше. Все это слишком изменило меня. Пора становиться большой девочкой.
Она закрыла глаза и мысленно попросила, что бы хотя бы в эту ночь ей не снились сны.

***********************************
В эту ночь ей опять приснился Накаго. Ей снилось, что она была у отеля на Spanish Bay возле Монтеррея. Она шла по пляжу мимо площадок для гольфа, глядя на песок под ногами, рассчитывая найти синие морские стеклышки.
Кобальтовые, сапфировые. Достаточно, чтобы закончить ее ожерелье.
Была зима и было холодно. Прохладный ветер с Тихого океана приносил с собой мелкий дождь, который ронял редкие капли на песчаные дюны и нагромождение валунов у берега. Остановившись у самой воды, она наблюдала, как серые волны набегают одна за одной и разбиваются о скалы. Небо было подсвечено лучами невидимого солнца, а струи дождя покрывали горизонт туманной дымкой.
Она стояла, зачарованная красотой и одиночеством этого пейзажа. Казалось прошли года, прежде чем она отвела глаза. Она помнила, что должна куда-то идти, но не могла найти дороги. "Я ведь была здесь с родителями," внезапно подумала она. "Там дальше должно быть кафе, в котором мы ужинали. Может мне туда?"
Она повернулась спиной к ветру и зашагала по песку. Морские стеклышки хрустели под ее ногами, вспыхивая голубыми искрами.
Выйдя на неширокую улочку, она ступила на пустой и мокрый тротуар. Кто-то появился на другом конце улицы, но Мерси могла только слышать скрип ботинок и стук своего сердца. Она задержала дыхание, и пытавшийся вырваться вздох, когда ощутила след, легкий намек на чье-то присутствие. Оно было таким родным, таким знакомым, что она остановилась и оглянулась.
Широкоплечая фигура в куртке цвета хаки проходила мимо нее. Она остановилась прямо на середине улицы и, пытаясь обойти ее, он слегка задел ее локтем.
Невидимый всплеск знакомой энергии лишил Мерси дыхания. Она повернулась и, пробежав несколько шагов, схватила мужчину за рукав куртки.
"Подождите! Пожалуйста!" требовательно взмолилась она, положив руку на его плечо. Он остановился, посмотрел на ее руку и медленно повернулся. Он не двигался, когда она подняла руку и медленно опустила капюшон его куртки. Он повернул к ней лицо, и синие, синие глаза встретили ее ошеломленный взгляд.
"Как небо," выдохнула она. Его волосы были похожи на золотой щелк. Легкий бриз теребил пряди, лаская ее ладонь, когда она снова опустила руку ему на плечо. Несколько прядей упали ему на глаза. Внезапно она испугалась, осознав, что он не двинулся и не заговорил, с первого же ее прикосновения.
Но ее испуг тут же прошел, уступив место смущению, когда он удивленно спросил: "Разве мы знакомы?"
Она застыла. Его голос. О, Боги. Это был тот самый голос, глубокий, бархатный.
Окей, Мерси, сказала она себе, не делай резких движений. Будь лапочкой и веди себя вежливо.
"Мне кажется, что я тебя знаю," нерешительно начала она, "ты очень напоминаешь человека, которого я когда-то знала. Я буду точно уверенной, если ты позволишь мне положить руку сюда, " тихо закончила она, указывая на его грудь, прямо напротив сердца.
"Я не думаю…" нахмурившись, начал он.
"Пожалуйста…" прошептала она. Она обратила внимание, какими сильными и изящными были его руки, когда он расстегнул куртку и распахнул светло-синюю джинсовую рубашку. Под ней была серая футболка.
"Нужно и это, хм, тоже…" Мерси указала на футболку. Он смотрел, как краска заливает ее щеки. Уголок его рта поднялся в до боли знакомом выражении.
"Хорошо," смирившись, сказал он и вытащил футболку из-за пояса. Все еще красная от смущения Мерси, запустила под футболку руку. Она была теплой от его тела. Его кожа была…
Тут она закружилась в вихре его воспоминаний. Она двигалась назад по его жизни. Вот сегодня, когда эта странная девушка заговорила с ним, вчера, год назад, колледж, школа, детство. Слезы появились в ее глазах и скатились по щекам, когда она увидела его семью. Они так любили друг друга. Они так любили
его. Он жил той жизнью, которую она желала для него. Он был смелым, волевым и радовался жизни. Ее голова упала на его футболку, слезы неудержимым потоком катились на мягкий хлопок.
Когда она, наконец, подняла голову, то увидела только два синих, синих огня над собой. Она позвала его по имени и проснулась от звуков собственного голоса, запустив одну руку под залитую слезами подушку.
Что, черт побери, это было? Она вытерла мокрые щеки и поняла, что у нее дрожат руки. Почему мне снятся такие сны о НЕМ? Но часть ее уже знала, Как и всех, кого она *узнавала*, она его любила. Но в отличие от других, она именно ЛЮБИЛА его, заглянув в его душу, зная, кем он мог бы быть, если бы… Похоже, она действительно влюбилась в призрак этого подонка. Черт, это отвратительно!
Когда Мерси была моложе, она думала, что *узнавая* кого-то она становится этому человеку так же близкой, как и он (она) для нее. Это было вызвано односторонней направленностью ее дара. Даже если ей удастся вернуться во Вселенную Четырех Богов, она вызовет у него то же раздражение, как тогда,
когда он выпустил в нее ki.
Она неожиданно села. Если я буду ложить руку на каждого человека, который вызывает у меня странное чувство, я ОБЯЗАТЕЛЬНО почувствую энергию Тенкоу или Судзаку-но-сейши. Я гений! Она вскочила с кровати и принялась ходить по комнате, ее сон почти забылся, и вдруг неожиданно остановилась. Да, вряд ли многие захотят, что бы кто-то копался в их личной жизни, узнал все их мысли и желания. Она вздохнула и закусила губу. А через полчаса уже садилась на автобус в Spanish Bay. Прекрасное место, чтобы пособирать морские стеклышки.

********************************
Три дня спустя Мерси вошла в дом своих родителей. "Мам, я дома!" Никто не ответил. По привычке миновав кухню, Мерси нашла своих родителей в гостиной, погруженных в жаркую дискуссию. Они не слышали, как она проскользнула в двери, слишком увлеченные спором.
"Я не говорю, что я не доверяю этому парню. Но я не понимаю, почему такой бизнесмен, как он, с его силами и репутацией, согласился сделать это для Хемптон Фаундейшн бесплатно. Он должен иметь с этого какую-то выгоду."
"Хорошо, это, конечно, не грех - быть осторожным, но мы принимали в качестве пожертвований деньги и обслуживание и раньше, и я что-то не припомню, чтобы ты интересовался мотивами людей, которые делали это."
"Я не настаиваю на худшем, Рейч, но мне не трудно представить, что он хочет использовать нас, как путь для облегчения выхода на восточный рынок. Его фирма сейчас ищет клиентов в Азии. Я не отрицаю, его предложение очень выгодно, но мы приложили столько сил, поднимая это рискованное предприятие на ноги, и я не хочу, что бы амбиции Мейсонкуера осложнили наше положение."
"Хмм, папа?" Дениел и Рейчел повернулись в радостном удивлении.
"Здравствуй, солнышко! Как там моя девочка?"
"Спасибо, я в порядке. А как насчет обеда, вы помните?"
"О, Мерси, я дала миссис Поттерс выходной! Я совсем забыла, что ты должна прийти со всеми этими делами. "
Хемптон Фаундейшн, благотворительная организация Хемптонов, основанная еще бабушкой, занималась организацией кооперативов для помощи нуждающимся женщинам и детям. Организация обеспечивала их материалами и оборудованием, рынками сбыта готовой продукции. Девять лет назад Дениел и Рейчел расширили работу Организации и рынки сбыта зарубеж.
"Ну и кто же этот Монстр?" смеясь спросила Мерси, обходя стол и садясь на стул напротив отца.
"Николас Мейсонкуер, известный международный посредник и бизнесмен.
Большая часть его работы - это Европа. Он предлагает услуги своей фирмы, чтобы решить эту нашу проблему с японскими поставщиками." мрачно ответил Дениел.
"И ты в таком восторге..." лукаво продолжила Мерси.
"Я просто не уверен, что он делает это бескорыстно. Я познакомился с ним через своего старого приятеля из Стенфорда, где-то около года назад. Вот что я о нем помню: он не улыбается, не показывает эмоций и, когда я спросил своего друга, как такой человек мог стать посредником, он мне ответил, что
Менсонкуер - гений, когда дело идет об управлении людьми. А еще у него есть конюшня, полная призовых лошадей, и он прекрасно с ними обращается."
"Ты знаешь, я могу помочь тебе решить, что делать," задумчиво сказала она, проводя пальцем по столу. Родители вопросительно посмотрели на нее.
"Я могу сделать это," объяснила она, кладя руку на сердце," и увидеть его реальные намерения."
"Да это будет круто, мы сможем его шантажировать после этого," рассмеялся Дениел, думая, что она шутит.
"Скажи ему, что это физический детектор лжи. Я касаюсь его - я знаю правду."
"Но ты будешь знать слишком много! Это не правильно," запротестовала Рейчел.
"Вообще-то, мама, я тренировалась..."
"Мерси, я думала, что мы давно договорились..."
"На СОБАКАХ, мама. И я считаю, что могу контролировать, как глубоко я погружаюсь. "
"Собаках?!" рассмеялась Рейчел, "И что же ты узнала?"
"Что Саймон терпеть не может, когда ты надеваешь на него ошейник, а Санни любит миссис Поттерс больше любого из нас, и, я считаю, это потому, что она подкармливает его косточками. "
"Неблагодарные дворняги," проворчала Рейчел.
"Но будет ли это работать на людях?" спросил отец.
"Может быть. Или ты можешь просто сказать ему правду и пусть сам решает, хочет ли он, что бы кто-либо увидел отредактированную версию его жизни."
Она достала из вазочки апельсин и принялась вертеть его в руках.
"Хорошо," сказала Рейчел," я согласна, ты не можешь делать этого без его разрешения, но сможешь ли ты добиться его согласия, если он не поверит в твой, хм, талант?"
"Уж вряд ли он принадлежит к Церкви Лунатиков Новой Эры," согласно кивнул Дениел.
"А почему он должен удивляться? Мы же калифорнийцы!" усмехнулась Мерси.

********************************
"ЧЕГО они хотят?"
"Они хотят, чтобы какая-то женщина *прочитала* меня или что-то вроде этого."
"Это дико! Они что, участники общества любителей каббалистики? И ты собираешься это позволить?"
"Хемптон Фаундейшн - образцовая благотворительная организация вот уже в течении 15 лет, должны же они были сделать какие-то выводы. Я хочу стать частью того, что они делают, и думаю мы можем помочь. "
"Я позволю им это маленькое помешательство, если это то, чего они хотят. В этих людях и их проекте что-то есть," неслышно добавил он.


Глава 5 Фанфики Глава 7
Герои

Форма входа


Мини-чат

Статистика
Rambler's Top100


© Fushigi-Yuugi.ru 2008-2017